Цикличность развития

. Циклы охватывают как общую динамику хозяйства (циклы Маркса-Жугляра, Кондратьева), так и ее отдельных сфер (циклы Китчина, Кузнеца и др.). Накладываясь друг на друга, они создают пеструю картину динамики роста.
Общие колебательные движения деловой активности как в отдельных странах, так и в мировой экономике оказываются многокомпонентными, складываясь из нескольких составляющих с различными периодами и механизмами колебаний.
Среднесрочные общеэкономические циклы (цикл Маркса-Жугляра). В последние три десятилетия мировая экономика пережила три крупнейших в последнем пятидесятилетии циклических кризиса (сокращения производства). В 1974—1975 гг. при уменьшении роста ВВП физический объем промышленного производства индустриальных стран сократился на 5%. Глубина кризисного падения промышленного производства достигла почти 12%. Экономический кризис носил всеобщий характер. Резкое снижение производства отмечалось практически во всех промышленно развитых странах Запада, перепроизводство товаров произошло во всех важнейших отраслях хозяйства. Если в ходе экономических кризисов 50-60-х годов инфляционные процессы резко замедлялись, то кризис 1974—1975 гг. сопровождался ускорением роста цен, который продолжился и в последующие годы. Одновременно замедлился рост номинальных доходов.
После кратковременного оживления и неустойчивого подъема 1976—1979 гг. мировое хозяйство оказалось в самом длительном в послевоенной истории экономическом спаде. Своей низшей точки циклический спад достиг в 1982 г., когда совокупный выпуск промышленной продукции сократился более чем на 6% по сравнению с 1979 г., в том числе в промышленно развитых странах — на 4%, а в развивающихся — более чем на 13%. Одновременно произошли замедление темпов прироста ВВП и падение объемов внешней торговли на 2%. Резко увеличилась недогрузка производственных мощностей. Сравнительно высокий уровень накопления способствовал поддержанию высокого спроса на заемные средства и чрезвычайно высокому взлету учетных ставок. В этот период проявился кризис взаимоотношений между кредиторами и заемщиками.
В период оживления произошло не повышение, а снижение цен мирового рынка на минеральное сырье, приведшее к структурному перенакоплению капитала в сырьевых отраслях, что проявилось в его обесценении на менее рентабельных месторождениях.
Фаза подъема продолжалась в мировом хозяйстве всю вторую половину 80-х годов. Завершилась она на рубеже десятилетия. В 1990—1991 гг. произошел спад в англосаксонских странах, а в 1993 г. — сокращение производства в континентальной Европе и Японии. В 1991 г. впервые за вторую половину XX в. общемировой ВВП практически не увеличился, что позволяет сравнивать этот спад с кризисом начала 30-х годов («великая депрессия»). Главная причина этого — резкое падение производства в странах Восточной Европы.
Таким образом, в 70—90-е годы динамика роста в мировом хозяйстве прерывалась тремя глубокими среднесрочными циклическими кризисами, которые охватили все страны при всей специфике их развития и взаимоотношений. В предыдущие два десятилетия отмечался один мировой циклический кризис конца 1956 — начала 1957 г., когда темпы роста ВВП резко замедлились, а в индустриальных странах произошло падение промышленного производства на 4,7%.
Другая особенность экономического роста последних десятилетий заключается в его резком снижении в развивающихся странах. В 50—60-е годы рост совокупного производства в развивающихся странах был явно выше, чем в промышленно развитых. В этот период их совокупный ВВП увеличился почти в 2,7 раза, а в 70—80-е годы — в 2,4 раза. В 80-х годах, темпы роста ВВП в развивающихся странах были ниже, чем в странах Запада. Только в 90-е годы по темпам роста развивающиеся страны значительно опередили развитые страны.
В целом, несмотря на боле низкие темпы роста, мировое хозяйство продемонстрировало впечатляющие сдвиги за 1970— 2000 гг.: ВМП увеличился в 2 раза, а выпуск промышленной продукции — в 1,8 раза. Это больше, чем в 20—30-е годы, но ниже, чем в 50—60-е годы.
Рассмотренные тенденции в динамике роста нашли отражение во внешнеторговых связях. Несмотря на то, что динамика внешней торговли опережала мировое производство (за исключением первой половины 80-х годов), рост внешнеторгового оборота резко сократился. За 1970—2000 гг. он увеличился в 2,7 раза. Самым глубоким и затяжным было замедление темпов роста в США, где рост экспорта упал почти в 3,5 раза. При сохранении высоких темпов импорта это привело к резкому взлету отрицательного сальдо торгового баланса, которое увеличилось более чем в пять раз. Дефицит платежного баланса превысил стомиллиардную отметку. Беспрецедентное увеличение внешних дисбалансов США стало оказывать отрицательное воздействие на развитие мирового хозяйства.
В Японии, Германии, несмотря на сокращение темпов роста их товарного экспорта, в 80-е годы развивалась противоположная тенденция. В результате резкого повышения экспорта над импортом положительный торговый баланс достиг внушительных размеров, еще больше увеличилось положительное сальдо платежного баланса. За эти годы Япония превратилась в крупнейшего кредитора, что привело к существенным сдвигам в мирохозяйственных связях. Проблема хронической несбалансированности торговых расчетов ведущих западных стран стала осложнять обстановку в сфере экономических отношений.
Неблагоприятные изменения в социально-экономической обстановке в 70-е — начале 80-х годов способствовали усилению протекционизма, особенно среди индустриальных стран. Торговые барьеры продолжали усложняться, и многие из них приобрели форму «добровольных» ограничений экспорта и других двусторонних урегулирований. Большинство из них носило дискриминационный характер.
В развивающихся странах появились новые моменты в развитии внешнеэкономических связей, определяемые неблагоприятной для них ситуацией на мировом рынке. Это сокращение спроса и падение цен на важную экспортную продукцию развивающихся стран — сырье. Рост экспорта, в отличие от 70-х годов, почти целиком обеспечивался за счет продукции обрабатывающей промышленности главным образом из Восточной Азии и Латинской Америки. В большинстве развивающихся стран произошло ухудшение торговых и платежных балансов.
До середины 90-х годов бичом развивающихся стран продолжала оставаться инфляция. Только во второй половине десятилетия ее среднегодовые темпы снизились до менее 10%. Инфляция способствовала валютно-финансовой нестабильности и обостряла социальную напряженность во многих странах этой подсистемы мирового хозяйства.
Длительный цикл.
Своеобразие экономического роста в мировом хозяйстве определялось не только особенностями среднесрочных циклических колебаний. Они сами находились под влиянием длинного колебания в 45—60 лет (цикл Кондратьева), нижняя фаза которого приходилась на рассматриваемый период. В периоды длительного спада обычно учащаются кризисные годы. Длительные спады отмечались в 1814—1849 и в 1873—1896 годы и в 20—30-е годы прошлого столетия.
Эти периоды охарактеризовались проявлением структурных кризисов, которые охватывают все три формы движения капитала — денежную, производительную, товарную. Понятие структурного кризиса трактуется как кризис, охватывающий все звенья производственного процесса — непосредственно производство, международное разделение труда, всю внешнеэкономическую сферу. В него также включают изменения сложившихся технико-экономических и социальных параметров мирового хозяйственного процесса как на мировом, так и национальных уровнях. Эти коренные изменения экономической структуры отличаются долговременностью и выходят за рамки продолжительности одного промышленного цикла.
1. Последняя фаза в длинной волне сопровождалась длительной стагнацией в традиционных отраслях и секторах мирового хозяйства. В промышленно развитых странах Запада в 70— 90-е годы многие традиционные отрасли (черная металлургия, судостроение, текстильная промышленность) находились в состоянии длительного упадка и застоя. Так, суммарные мощности по выплавке стали сократились в США на 30%, в Японии — на 20%, Германии — на 1/3. Произошло резкое сокращение производственных мощностей в алюминиевой промышленности, судостроении, причем мировое производство этих отраслей возросло.
2. 80-е годы стали рекордными за всю послевоенную историю по масштабам безработицы. Чрезвычайно остро стояла проблема безработицы в развивающихся странах. Сочетание инфляции и безработицы создает проблемы для экономического роста. Индекс «дискомфорта» (сумма процента безработицы и темпов инфляции) оставался высоким. У промышленно развитых стран он составлял в 90-е годы 10%, у развивающихся стран — 23%.
3. Огромное воздействие на динамику воспроизводственного процесса оказал резкий рост цен на нефть и на другие виды минерального сырья. В начале 70-х годов нефть обеспечивала половину всей потребляемой первичной энергии в промышленно развитых странах. Резкое повышение цен на минеральное сырье было связано не с истощением ресурсов, а с обострением социально-экономических противоречий между ведущими развитыми и развивающимися странами, прежде всего с членами Организации стран — экспортеров нефти.
Повышение цен на минеральное сырье способствовало ускорению экономического роста стран — экспортеров минерального сырья. Тем не менее для многих стран удорожание импорта нефти оказало тормозящее влияние на процессы индустриализации и подстегнуло инфляцию. В худшем положении оказались наименее развитые страны этой группы. Единственным для них выходом было снижение уровня импорта и уменьшение потребления.
4. Особое место в числе многообразных потрясений мирового хозяйства занял валютный кризис, ставший кризисом структуры одного из важнейших звеньев внешнеэкономической сферы. Сущность данного явления состояла в том, что валютное устройство, базировавшееся на широком международном использовании американской национальной бумажной денежной единицы — доллара США и привязке к нему с помощью фиксированных паритетов остальных валют, пришло в противоречие с потребностями развития мирового хозяйства. Оно сдерживало процессы интернационализации в мировом хозяйстве и не соответствовало интересам деятельности ТНК, выступающих выразителями данных процессов. Существовавшее валютное устройство подрывалось относительным ослаблением позиций США в мировой экономике в 50—60-е годы.
В 1976 г. на Ямайской конференции стран — участниц МВФ были определены контуры новой валютной системы. На ней договорились об устранении функции золота в качестве основы для установления стоимости национальных денежных единиц, отменили официальную цену на золото, и центральные банки получили возможность покупать золото на рынке по складывающимся там ценам.
Другая группа вопросов была связана с международной ликвидностью. МВФ определил новую роль специальных прав заимствования (СДР) в валютной системе, которые были введены в 1970 г. как коллективно образованный кредитно-резервный актив, предназначенный для урегулирования сальдо платежных балансов. Было намечено превратить их в главный резервный актив международной валютной системы.
В соответствии с ямайскими соглашениями была узаконена система плавающих валютных курсов. Страны получили возможность выбора либо сохранения плавающего курса своей валюты, либо установления и поддержания фиксированной стоимости валюты, которая может быть выражена в СДР, либо привязки валюты к другой национальной валюте или набору нескольких валют. В конце 90-х годов примерно 26% государств — членов МВФ использовали свободно плавающие валютные курсы, 29% — управляемо плавающие и 36% стран — фиксированные валютные курсы.
После введения системы плавающих валютных курсов мировая валютная система стала еще больше зависимой от внутренней денежной политики ведущих стран — резервных центров. Это произошло в связи с устранением ограничений стран — эмитентов резервных валют на свободу национальной процентной политики. Международная валютная ликвидность по-прежнему зависит от состояния платежных балансов стран — эмитентов резервных валют.
5. Расстройство системы обращения выразилось также в попытках пересмотреть старую систему международных экономических отношений между промышленно развитыми и развивающимися странами на основе равноправного взаимовыгодного сотрудничества.
Цикличность и кризисы в экономике обычно выступают средством временного и насильственного разрешения существующих противоречий. С этой точки зрения низшая фаза длинной волны выполняет роль разрешения диспропорций прежде всего международного разделения труда.
6. В понижении темпов роста ВМП в 90-е годы несомненна роль кризиса социально-экономической структуры социалистических стран Европы, в которых динамика экономического роста была резко отрицательной — 3,5% в год.
<< | >>
Источник: В.К. Ломакин. Мировая экономика. 2002
Вы также можете найти интересующую информацию в электронной библиотеке Sci.House. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Цикличность развития:

  1. Глава 30. Цикличность экономического развития
  2. Цикличность развития
  3. 1. Цикличность как форма развития национальной экономики. Теория циклов
  4. Тема 43. ЦИКЛИЧНОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  5. Глава 14. ЦИКЛИЧНОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА И РАЗВИТИЯ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ
  6. 5.1. Цикличность экономического развития
  7. Специфика цикличности развития в конце XX в.
  8. Цикличность экономического развития и инфляция
  9. Тема 20. МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ НЕСТАБИЛЬНОСТЬ: ЦИКЛИЧНОСТЬ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ. ВЗАИМОСВЯЗЬ БЕЗРАБОТИЦЫ И ИНФЛЯЦИИ
  10. 32. Цикличность экономического развития. Модели деловых циклов
  11. 1. Цикличность как форма развития национальной экономики.
  12. Цикличность макроэкономического развития, при-чины циклов
  13. 16.1. Цикличность развития – экономическая закономерность. «Длинные волны Кондратьева»
  14. 13.1.Цикличность экономического развития развивающихся стран
  15. Лекция 16 Тема: ЦИКЛИЧНОСТЬ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ И МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ НЕСТАБИЛЬНОСТЬ: КРИЗИСЫ
  16. 20.1. Экономический цикл: содержание, фазы. Причины цикличного развития экономики
  17. Тема 13 Экономический рост и цикличность экономического развития