Экономика России в годы Второй мировой войны


К войне страна пришла недостаточно подготовленной. Не хватало самолетов и танков. Не-мецкая армия была моторизованной, наша — пешей. Немецкие солдаты были вооружены авто-матами, наши — винтовками, которые немногим отличались от винтовок первой мировой вой-ны.
С одной стороны, СССР имел высокий военно-промышленный потенциал, значительно возросший в результате индустриализации, огромные природные и людские ресурсы. В отли-чие от царской России, оборудование, необходимое для военного производства, производилось в стране. В отличие от Германии, где не было своей нефти, в СССР имелись все виды стратегического сырья. С другой стороны, Советский Союз был недостаточно подготовлен к войне. Это заключалось не только в политических просчетах, следствием которых стала оккупация Германией огромной территории, и не только в недостатке самолетов и танков в начале войны. Германская экономика была уже переведена на военные рельсы до нападения на СССР, Наша страна начала такой переход лишь в ходе войны. А для такого перевода в условиях огромной страны требовалось много времени, около года. Иными словами, экономически страна стала готова к войне лишь через год после ее начала.
Следствием неподготовленности стало отступление и оккупация. В связи с этим одной из главных хозяйственных задач первого года войны стала эвакуация на восток предприятий из западных районов. На оккупированной территории находилась 1 /3 нашей промышленности, в том числе здесь добывалось 60% угля, выплавлялось 60% стали и алюминия. И дело было не только в количестве продукции. Например, высококачественные марки стали, необходимой для военного производства, выплавлялись, в основном, на западе страны, а на востоке ме-таллургия давала «рядовой» металл. Поэтому оказалось, что в 1942г. страна получила только 8 млн. т стали, а Германия — 32 млн. т, т.е. в 4 раза больше.
Но эвакуировать можно было не все: нельзя эвакуировать угольные шахты, железные руд-ники, доменные и мартеновские печи, электростанции и т.д. Перебазируясь на новое место, предприятия теряли прежние хозяйственные связи, источники сырья, топлива, энергии, А на новых местах металлургические заводы, шахты и электростанции были рассчитаны только на обслуживание местных потребностей. Это вызывало дополнительные трудности и вело к со-кращению выпуска продукции, Эвакуация загрузила железные дороги, а это на время прервало экономические связи между разными районами страны.
Для размещения эвакуированных предприятий уплотнялись цеха местных заводов, исполь-зовались помещения складов, школ, театров. Но все это были полумеры, приходилось строить новые цеха. Иногда станки ставились под открытым небом, и рабочие начинали выпускать продукцию, а вокруг уже работающих станков возводились стены.
Для размещения рабочих «уплотнялись» квартиры местных жителей, использовались клу-бы, кинотеатры и прочие помещения. Строились бараки. Приехавшие в Сибирь и на Урал южане в родных местах не носили валенок, их одежда не приспособлена к морозам. Нужно было этих людей одеть, накормить, обогреть.
Следует отметить и положительные стороны эвакуации. Предприятия перебазировались в основном на Урал и в Западную Сибирь. Урал стал центром военной промышленности. Суще-ственно было то, что эти районы были недосягаемы для противника. Кроме того, здесь были металлургические заводы, сырье, топливо. Здесь были незаконченные стройки, которые теперь спешно завершались, но уже по другому профилю.
Восстановление предприятий на новых местах иногда происходило с необыкновенной бы-стротой — за два-три месяца. Бывало так, что последние эшелоны предприятия еще были в пу-ти, а доставленные ранее цеха уже начинали работу.
Второй хозяйственной задачей первого года войны стала мобилизация промышленности, перевод ее на военные рельсы. Это выражалось в сокращении мирного и расширении военного производства. Тракторные заводы стали выпускать танки (впрочем, их мощности были частич-но переведены на выпуск танков еще до войны), металлургия перешла на производство тех ма-рок металла, которые требовались для производства вооружения; текстильные и обувные пред-приятия стали готовить обмундирование для солдат, пищевые наладили выпуск концентра-тов.
Был использован опыт Первой мировой войны по кооперированию предприятий для выполнения военных заказов. К каждому военному заводу прикреплялись невоенные заводы-поставщики для выполнения доступных им работ. Например, для одного из авиационных заво-дов 60% всех работ выполняли такие заводы-поставщики. Он получал от них моторы, винты, шасси, радио- и электроаппаратуру, бензобаки и т.д.
Эвакуация и мобилизация промышленности — эти два главных процесса с начала войны до середины 1942 г. — означали общее сокращение производства. При перестройке на военное производство предприятие сначала прекращает выпуск прежней продукции, перестраивается, и лишь потом начинает осваивать новую. Поэтому с начала войны до 1942 г. промышленное производство резко сократилось. В 1942 г. германская тяжелая промышленность была в 3-4 раза сильнее советской.
В 1942 г. чугуна в СССР было выплавлено в 3 раза меньше, чем в 1940 г., стали — в 2,2 раза меньше. В СССР выпускалось в 5 раз меньше металлорежущих станков, чем в Германии, добывалось в 4 раза меньше угля, производилось в 2,5 раза меньше электроэнергии. Но уже в том же 1942 г. в СССР было выпущено 25 тыс. танков, тогда как в Германии — только 9 тыс., самолетов советские заводы выпустили 25 тыс., а германские— 15 тыс., в Германии было изготовлено 19 тыс. артиллерийских орудий, в СССР—29 тыс.
Крайне тяжелое положение с начала войны сложилось на транспорте. Железные дороги бы-ли забиты военными эшелонами. Достаточно сказать, что для проведения Сталинградской опе-рации ежедневно разгружались 40 поездов, а во время летнего наступления 1944 г. для войск одного только 3-го Белорусского фронта — 25 поездов в сутки. На это накладывалась эвакуа-ция промышленности, когда на восток двигались одновременно десятки и сотни предприятий, каждое из которых занимало много эшелонов. Кроме того, в связи с перебазированием пред-приятий на восток намного увеличилась длина перевозок. Продукцию приходилось везти к фронту через всю страну. В 1942 г. перевозка грузов железной дорогой сократилась вдвое, по сравнению с довоенной. Это, включая военные и эвакуационные перевозки. Во столько же раз сократилась перевозка невоенных грузов. Лишь после 1942 г. железнодорожные перевозки ста-ли увеличиваться, и к концу войны железные дороги перевозили грузов уже на 40% больше, чем в 1942 г. По сравнению с довоенным периодом, все же пропускная способность железных дорог к концу войны составляла лишь 76%.
Со второй половины 1942 г. промышленное производство стало увеличиваться. К 1945 г. ведущие отрасли тяжелой промышленности увеличили производство, по сравнению с 1942 г.
Конечно, в основном росла военная промышленность. Уже отмечено, что даже в 1942 г. по производству танков, самолетов, артиллерийских орудий СССР обогнал Германию. За годы войны выпуск военной продукции увеличился в 2,5 раза, в том числе танков и самолетов — в 3 раза. Если в начале войны СССР имел втрое меньше танков и самолетов, чем Германия, то в начале 1945 г. танков у нас было в 2,8 раза больше, чем в Германии, артиллерийских орудий — в 3,2 раза, а самолетов — в 7,5 раза. Качество советского вооружения также сильно выросло. В необычайно короткие сроки были сконструированы и запущены в производство новые марки вооружения, превосходившие немецкую технику.
Истребители Лавочкина и Яковлева, реактивные артиллерийские установки, танки Т-34 и другие военно-технические новинки появились на фронте в большом количестве и определили не только количественное, но и качественное превосходство советской техники.
Итак, нарастание количества и качества вооружения началось с 1942 г. и определило пере-лом в ходе войны. Но, естественно, поскольку все средства были брошены на военное произ-водство, поскольку теперь вооружение готовили и мирные предприятия, невоенные отрасли сократили производство. В 1942 г. военная продукция составляла до 80% всей промышленной продукции, а товаров народного потребления даже к концу войны, когда уже восстанавлива-лись мирные отрасли, производилось вдвое меньше, чем перед войной. Острый дефицит по-требительских товаров вызвал оживление кустарно-ремесленного производства, и значительная часть потребностей населения в военные годы удовлетворялась кустарями и ремесленниками. Таким образом, военное производство росло в значительной степени за счет невоенного, и общий объем промышленного производства в 1945г. составил91% от довоенного уровня.
Военная экономика — это не только станки и заводы. Это, прежде всего люди, промышлен-ные кадры. В период Второй мировой войны на одного солдата на фронте работали 6-7 человек в тылу. Они-то и составляли военно-промышленный потенциал. Война требовала увеличения количества рабочих в промышленности, причем рабочих квалифицированных. К 1943 г. численность рабочих и служащих сократилась на 40% по сравнению с довоенной.
В СССР это противоречие преодолевалось, в основном, «мерами военной дисциплины», т.е. административным принуждением. Рабочий день увеличивался до 11 часов, были ликвидированы отпуска. Была проведена мобилизация всего трудоспособного населения, т.е. женщин, подростков и стариков. Женщины составили в промышленности больше половины всех занятых, а в сельском хозяйстве — даже 80%.
Но эти меры не воспринимались, тогда как принуждение. По закону рабочий день продле-вался до 11 часов, а люди добровольно не уходили из цехов сутками. Развернулось движение «двухсотников» и «трехсотников», регулярно выполнявших по 2-3 нормы. На места опытных рабочих пришли женщины, дети и старики, к тому же голодные и плохо одетые, а производи-тельность труда росла. Подвиг народа в тылу был реальностью.
Сельское хозяйство страдало от войны больше, чем промышленность. Во-первых, на окку-пированных территориях находилось 47% посевных площадей. А если учесть, что оккупирова-ны были житницы страны — Украина, Дон, районы, где урожайность была намного выше средней, то очевидно, что хлеба там производилось больше половины.
Во-вторых, из деревни на фронт ушло все здоровое мужское население, остались лишь женщины, дети и старики. В деревне не было «брони», как в промышленности. В-третьих, рез-ко понизилась техническая база: тракторы во время войны не выпускались, а из тех, которые оставались, значительная часть была мобилизована на военные нужды. Лошадей же к этому времени оставалось уже мало, так что пахали теперь и на людях.
Интенсивность труда в колхозах повысилась, и даже в трудных условиях в восточных рай-онах страны посевные площади увеличились на 8-9%, но это, конечно, не могло компенсиро-вать потерю 47% посевных площадей на западе.
Конечно, сельскохозяйственное производство в годы войны сократилось. Например, в 1944 г. страна получила лишь 54% довоенного количества сельскохозяйственной продукции. В 2-3 раза уменьшилось производство технических культур: хлопка, сахарной свеклы, подсол-нечника. Сокращение притока сельскохозяйственной продукции в город заставило перейти к нормированному распределению продовольствия по карточкам. Рабочее снабжение не ограни-чивалось государственным пайком. При крупных предприятиях были созданы ОРСы (отделы рабочего снабжения), которые изыскивали дополнительные источники снабжения, создавали подсобные хозяйства, разводили овощи, выращивали поросят и т.д. В 1944 г. на долю ОРСов приходилось 30% рыночного товарооборота.
Централизованно распределялись и промышленные товары народного потребления. Но их поступало теперь для продажи населению настолько мало, что нормы и нормированное снаб-жение были невозможны. Поскольку легкая промышленность тоже обслуживала преимущест-венно военные нужды, для продажи населению оставалось только 9 % производимых в стране хлопчатобумажных тканей и только 28 % кожаной обуви. Промтовары продавались населению нерегулярно, часто используясь для материального поощрения.
Продовольствие и промтовары в магазинах продавались по твердым государственным це-нам, но на свободном рынке («колхозном», как его принято было называть, хотя продукция колхозов сюда обычно не поступала] цены повысились в 13 раз, потому что спрос превышал предложение.
Другой причиной повышения цен была бумажно-денежная эмиссия. Для покрытия военных расходов государство увеличило выпуск бумажных денег. Их количество в обращении к концу войны выросло приблизительно в 4 раза. Но если цены в магазинах оставались на довоенном уровне, а товаров по этим ценам продавалось намного меньше, чем до войны, значит, оборот денег в несколько раз уменьшился, и обратно государству возвращалась лишь незначительная часть денег, выданных в виде зарплаты. Основная часть их оставалась неиспользованной. Это, естественно, тоже вызывало рост цен. Надо было каким-то образом вернуть государству часть этих денег, уменьшить денежную массу в обращении.
Для этого в 1944 г. в городах были открыты «коммерческие» магазины, через которые госу-дарство продавало дополнительно к нормированным пайкам продукты и промтовары по повы-шенным ценам, близким к рыночным. Эта «коммерческая» торговля выполняла две функции. С одной стороны, она задерживала рост цен на вольном рынке, увеличивая товарную массу в обращении, а с другой — возвращала государству часть денег.
Для уменьшения денежной массы в обращении и увеличения государственных доходов бы-ли увеличены налоги с населения. Большой приток денег был обеспечен фондом обороны. Этот фонд состоял из добровольных взносов граждан. Некоторые колхозники вносили суммы, достаточные для постройки танка или самолета. В результате всего этого государственный до-ход вырос с 180 млрд. руб. перед войной до 300 млрд. руб. в 1945 г.
В годы войны административно-командная система показала высокую эффективность, она была приспособлена к экстремальным условиям, когда необходимо решать конкретные задачи. Не случайно государственное регулирование хозяйства впервые возникло в годы Первой мировой войны и в ведущих капиталистических странах, резко усилилось в годы второй мировой войны. Не случайно «новый курс» Рузвельта был введен в годы крупнейшего в истории мирового экономического кризиса.
В годы войны главным потребителем продукции становилось государство. Промышлен-ность работала на обеспечение военных потребностей. Товарно-денежные отношения при этом теряли прежнее значение. Централизованная система управления позволяла концентрировать все силы и ресурсы для решения главных задач — для развития производства танков, боевой авиации, переключения транспорта на перевозку важнейших грузов и т.д. Рыночные отношения не могли бы обеспечить такой мобильности и концентрации усилий.
<< | >>
Источник: П.Д. Агарков, Г.Г. Балабанова, Л.Г. Галкин, Т.А. Давыденко, Л.И. Журавлева. История экономики. 2004
Вы также можете найти интересующую информацию в электронной библиотеке Sci.House. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Экономика России в годы Второй мировой войны:

  1. 32.4. Экономика России в годы Первой мировой войны
  2. 35. Экономика России в годы Первой мировой войны
  3. № 151. Экономика России в годы Первой мировой войны
  4. Экономика России в годы первой мировой войны в 1914 – 1917гг.
  5. Тема 6 Экономика стран с развитой рыночной системой после второй мировой войны
  6. Тема 6 Страны с развитой рыночной экономикой после второй мировой войны.
  7. Тема №14:Японская модель развития экономики по-сле Второй мировой войны.
  8. ТЕСТ "Экономика стран с развитой рыночной системой после второй мировой войны"
  9. § 6.2. Налоговые реформы в зарубежных странах после Второй мировой войны и в 80—90-е годы. Современные тенденции развития налоговых систем зарубежных стран и их гармонизация
  10. ТЕМА 6 Экономика стран с развитой рыночной системой после второй мировой войны. Основные термины и понятия
  11. 44. ЭКОНОМИКА РОССИИ В ПЕРИОД ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  12. Экономика России накануне первой мировой войны.
  13. 9.1. Экономические последствия второй мировой войны
  14. 9.1. Экономические последствия второй мировой войны
  15. 9.1. Стратегия США после второй мировой войны
  16. № 89. Главные социально-экономические последствия Второй мировой войны
  17. № 89. Главные социально-экономические последствия Второй мировой войны
  18. 29. Особенности экономического развития ведущих стран мира после Второй мировой войны