3.4. Кооперация и государство. Кооперация и негосударственные организации

Самые ранние, дорочдейлские кооперативы были и самыми несовершенными с точки зрения их внутренней организации и ведения хозяйственных дел. К этому добавлялось их юридически бесправное положение. И, как следствие, многие граждане пока еще испытывали к ним недоверие.
В некоторых европейских странах кооперативы возникали в условиях ограничения властями права рабочих создавать свои объединения (ассоциации, коалиции).
Поэтому в период зарождения и становления кооперативного движения отношения между кооперативами и государством являлись сложными и складывались не в пользу кооперации. Государство настороженно относилось к кооперативам еще и потому, что нередко они создавались не просто как объединения, стремящиеся к улучшению благосостояния своих членов, но и как организации, преследующие коренное преобразование общества. В целом государство в тот период противостояло кооперации, и его политика по сути являлась антикооперативной. История сохранила немало фактов, характеризующих попытки государства покончить с кооперативной системой в ее зародышевом состоянии. Власти при этом прибегали к самым изощренным и жестким мерам подавления кооперации — от преследования инициаторов создания кооперативов до строжайшей регламентации их экономической деятельности, от отказа в регистрации уставов новых кооперативов до закрытия действующих, в том числе с применением сил полиции, по приказам военных чинов.
Однако, несмотря на неблагоприятные условия, кооперативное движение продолжало нарастать. Его участники стали настойчиво добиваться от государства принятия специальных законов о кооперативах и, таким образом, законодательного признания кооперации. Сами кооперативы, даже действуя методом проб и ошибок, благодаря самодеятельности и самоорганизации все чаще доказывали свою жизнеспособность и демонстрировали свою полезность, причем как для своих участников, так и для общества в целом.
Усилия кооператоров не пропали даром. Примерно с середины XIX века происходит формирование кооперативной политики государства. Краеугольный камень этой политики — идея официального признания кооперации и содействия ей.
Под давлением кооперативной общественности в некоторых странах начинают издаваться законы о кооперативах (их называют кооперативными). Первый такой закон был принят в Англии в 1852 г. Он признал кооперативы юридическими лицами, разрешал им продавать товары не только своим членам, но и посторонним (остальному населению) и организовать собственное производство. Произошла легализация (узаконение) кооперативных обществ. Правда, тот же закон содержал и положения, тормозившие развитие кооперации: о неограниченной ответственности членов всем своим имуществом по обязательствам кооператива, о запрещении учреждать кооперативные банки и др. Кампания за изменение и улучшение закона, начатая английскими кооператорами, завершилась в 1862 г. принятием нового, более либерального закона. Многие ограничения, налагавшиеся на кооперативные организации, в Англии были сняты поправками 1876, 1893 и последующих годов.
Соответствующие законы до конца XIX века были изданы еще в ряде стран: в США в 1865 г., в Германии, Португалии и Турции — в 1867 г., в Австрии, Бельгии, Словакии и Чехии — в 1873 г., в Венгрии— в 1875 г., в Австралии и Швейцарии— в 1881 г., в Люксембурге — в 1884 г., в Испании — в 1885 г., в Италии — в 1886 г., во Франции — в 1887 г., в Мексике — в 1889 г., в Алжире и Ирландии — в 1893 г., в Швеции — в 1895 г., в Японии— в 1900 г. В России ранние законодательные акты, регулирующие различные аспекты кооперативной деятельности, стали приниматься с середины 90-х годов XIX века.
Еще в 1868 г. в Германии юрист Отто фон Гирке (1841-1921) впервые употребил термин "кооперативное право".
Процесс создания правовых основ образования и деятельности кооперативных организаций заметно ускорился в XX веке. Кооператоры заинтересованы в таких законах, которые учитывают кооперативные принципы и создают необходимые условия для достижения целей кооперации; ограждают кооперативные организации от произвола государственных чиновников, от чрезмерной и мелочной опеки правительственных органов; предусматривают предоставление налоговых льгот подлинным кооперативам и поддержку их государственными заказами и кредитами; содействуют поддержанию в обществе климата, благоприятного для развития кооперативной деятельности. Во всем этом объективно заинтересовано и государство, потому что развитая кооперация не просто служит людям, а вносит вклад в утверждение социальных и демократических ценностей в обществе.
Начиная с 1852г. в течение 100 лет в разных странах государственными органами было принято свыше 5000 законов, декретов, указов и постановлений о кооперации; с тех пор процесс принятия нормативно-правовых актов по кооперации заметно ускорился, особенно в молодых азиатских и африканских странах. Одни из действующих законов о кооперации достаточно прогрессивны, другие нуждаются в улучшении. Активное обновление и совершенствование кооперативного законодательства является важной общей задачей и главным направлением взаимного сотрудничества государства и кооперации как двух равноправных партнеров. Большинство кооператоров в разных странах (в том числе в России) всегда выступало именно за такое сотрудничество. Еще в далеком 1919 г. об этом очень образно заявил молодой ученый Александр Чаянов. "Кооперация и государство, — сказал он, — это вода и огонь, но если их согласовать, то из воды и огня получится паровая машина, способная сделать огромную полезную работу"1.
Помимо совершенствования законодательства государство и кооперация осуществляют сотрудничество и в других формах. Так, во многих странах существуют специальные государственные, государственно-кооперативные или межкооперативные органы (министерства, управления, советы и т. п.), занимающиеся изучением проблем национальной кооперации, координацией ее деятельности, контролем за соблюдением кооперативных законов и уставов. В подобных органах традиционно участвуют представители правительства и кооперации, что делает их совместные усилия более плодотворными.
Современная кооперативная экономика не может совершенно не зависеть от государства; государство тоже при осуществлении своих экономических и социальных функций не обходится без кооперативов. Поэтому нередко государство поддерживает их субсидиями, оказывает им техническую или иную реальную помощь. Сами кооператоры к подобной помощи относятся по-разному. Одни из них считают ее безусловно необходимой и обязательной; другие рассматривают государственную помощь как плату за несвободу кооперации; третьи выступают за такую помощь государства, которая не нарушала бы независимости кооперативов.
Вместе с тем взаимоотношения между кооперацией и государством не во всех странах складываются одинаково. Демократические государства в соответствии со своими конституциями предоставляют кооперативам необходимую свободу, и часто этого оказывается достаточно для успешного развития кооперативной системы. История показала отрицательные последствия государственного "руководства" кооперацией в условиях фашизма и тоталитаризма. Чрезмерная бюрократическая, чиновничья опека над каждой ячейкой кооперации в некоторых развивающихся странах превращает кооперативные организации в придаток государственного аппарата.
Те или иные ветви кооперативного движения всегда взаимодействовали и с негосударственными организациями, например с профессиональными союзами, религиозными учреждениями, политическими партиями.
Профсоюзы возникли почти одновременно с кооперативами и сразу же стали активно содействовать первичным кооперативным ячейкам. Наиболее тесные отношения взаимной поддержки между этими двумя общественными движениями складываются тогда, когда одни и те же работники являются членами и профсоюза, и местного кооператива. Известны факты, когда профсоюзы выступали инициаторами создания новых кооперативов, а кооперативы материально помогали членам профсоюза во время забастовок на заводах и фабриках частных владельцев и компаний. Как правило, интерес профсоюзов и кооперативов к взаимному сотрудничеству является обоюдным: ведь кооперативы — это тоже работодатели, а занятые в них рабочие и служащие — члены профсоюза. Совместные действия кооперативов и профсоюзов направлены на обеспечение повышения благосостояния людей труда, их активного участия в общественной жизни.
Английские пролетарии создавали свои тред-юнионы и кооперативы первоначально в форме обществ взаимопомощи, как орудие экономической борьбы. Еще в XIX веке некоторые социалисты стали рассматривать рабочее движение как триаду, состоящую из пролетарской партии, профсоюзов и кооперативов. В городах и промышленных центрах разных стран относительно устойчивые отношения складывались между профсоюзами и кооперативами. В прошлом столетии формами их деловой практики являлись предоставление банками профсоюзов займов потребительским и иным кооперативным обществам (например, в Австрии), создание совместного профсо-юзно-кооперативного общества по страхованию жизни (ФРГ), вложение крупных профсоюзных средств в экономику кооперативов (Израиль), образование совместными усилиями жилищных кооперативов и профсоюзов объединенного жилищного фонда (США). Перечень подобных форм сотрудничества можно было бы продолжить.
К теме более тесного сотрудничества между кооперативами и профсоюзами обращался в прошлом Международный кооперативный альянс. Его XXV конгресс (Варшава, 1972 г.) принял специальную резолюцию о единстве действий кооперативного и профсоюзного движений.
В резолюции рекомендовалось всем кооперативным организациям проявлять дух сотрудничества и взаимопомощи с профсоюзными организациями и центрами, расширять и укреплять дружеские и деловые связи с ними на национальном, региональном и международном уровнях, использовать все пути и средства, создающие атмосферу взаимного доверия между кооперативами и профсоюзами и способствующие выработке согласованных решений и осуществлению совместных действий.
За истекшую с тех пор треть века фактов совместных действий профсоюзов и кооперативов стало больше. В Турции крупнейшая профсоюзная федерация участвовала в создании потребительских и жилищно-строительных кооперативов.
В Кении многие национальные профсоюзы поддерживают ссудо-сберегательные кооперативы и содействуют развитию жилищной кооперации. На Филиппинах действуют порядка 3000 кооперативов, созданных профсоюзами с целью улучшения условий жизни семей. Отдельные профсоюзы в Великобритании содействуют созданию кооперативов путем покупки рабочими нерентабельных государственных и частных предприятий, когда возникает угроза их закрытия и массовых увольнений. Национальный профсоюз шахтеров ЮАР в свое время способствовал созданию 3390 кооперативов для уволенных и вышедших на пенсию горняков.
Кооперативные системы являются крупными работодателями. Поэтому профсоюзы иногда предоставляют информацию, средства и профессиональную подготовку своим членам, желающим организовать кооперативы. Профсоюзы заинтересованы в создании новых рабочих мест, а они создаются не большими частными компаниями, а в основном кооперативными организациями и структурами малого и среднего бизнеса.
Таким образом, сотрудничество кооперативов и профсоюзов традиционно основано на учете взаимных социальных интересов, общности целей и задач, демократическом построении этих организаций самопомощи миллионов их участников.
В ряде западноевропейских стран у истоков кооперативного движения стояли также церковь и ее представители.
Заметный вклад в дело становления и роста кооперации еще в XIX веке внесли французские и особенно английские христианские социалисты — участники религиозного идейного течения и одновременно кооперативного движения. Они определяли кооперацию как практическое применение принципов христианства в торговле и промышленности с целью заполнения пропасти между богатыми и бедными, уничтожения противоречия между капиталом и трудом, облегчения материального положения обездоленных, нравственного совершенствования людей, организации их братского общежития. Общим для взглядов этих идеологов было утверждение, что Бог — на стороне кооперации и что неоспорима религиозная основа принципов кооперации.
Папа Римский Лев XIII (в миру Джоакино Печчи, 1810— 1903) в своем знаменитом послании — энциклике "Рерум нова-рум" (1891 г.), ставшей социальной доктриной католицизма, - в духе идеалов христианской солидарности обосновывал целесообразность составлять ассоциации, с тем чтобы рабочие могли скопить известную собственность и образовать фонды вспомоществования для нуждающихся. По мнению автора послания, это должно было смягчить классовую рознь, а заодно усилить влияние самой католической церкви. Голос Папы был услышан, и представители церкви развернули бурную деятельность по расширению сети кредитных и иных кооперативов.
Сохранились имена видных священнослужителей, которые и до послания Папы неустанно пропагандировали идеи кооперации среди верующих (прихожан) и практически участвовали в учреждении кооперативных обществ. Из них наиболее известны католические священники Луиджи Стурцо, Леон Волленборг (1859-1932), дон Луиджи Черутти (1865-1932) из Италии, аббат Фатнер Меллаэртс из Бельгии, отдельные епископы из Испании. Кооперативной пропагандой в США занимались священники Райланс (Нью-Йорк), Лорример (Чикаго) и др. В результате в западных странах возникли многочисленные кооперативы, испытывающие влияние церкви.
Влияние церкви на кооперативы сохранилось до наших дней. В Италии еще в 1919 г. под эгидой центра католицизма Ватикана была создана даже особая кооперативная конфедерация, объединяющая свыше 20 тыс. католических ("белых") кооперативов. Католические и протестантские кооперативы существуют в Бельгии, Голландии, Швейцарии и других странах. Примечательно, что в 2003 г. на заседании Генеральной ассамблеи Международного кооперативного альянса в норвежской столице Осло было получено послание Папы Римского Иоанна Павла II (в миру Кароль Войтыла, 1920-2005), в котором содержались слова поддержки и признания заслуг кооперативного движения в решении социальных проблем.
Досоветская история нашей отечественной кооперации также знает факты деятельного участия священнослужителей как в учреждении кооперативов, так и в их повседневной деятельности.
В начале XXI века в России наметилось сближение Центросоюза и региональных организаций потребительской кооперации, с одной стороны, и Русской Православной Церкви и ее местных епархий, с другой стороны, на почве сотрудничества в социальной и духовной сферах деятельности. Священнослужители Русской Православной Церкви (в некоторых регионах также и духовные лица других конфессий) впервые приняли участие в научно-практической конференции "Усиление борьбы с бедностью — стратегия и социальная миссия потребительской кооперации", проведенной в 2002 г. во многих республиках, краях, областях. Это сотрудничество начало углубляться, наполняться конкретным общеполезным содержанием.
В том же году на местном уровне было подписано первое Соглашение о сотрудничестве между Владимирской епархией и Владимирским облпотребсоюзом. Их примеру последовали вероисповедные учреждения и союзы потребобществ в более чем 50 областях, краях, республиках. В конце 2003 г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и Председатель Совета Центросоюза России Валентин Ермаков подписали Соглашение о сотрудничестве между Московским патриархатом и Центросоюзом России. Такое же Соглашение о сотрудничестве заключено с Центральным духовным Управлением мусульман России.
Кооперативные принципы и религиозные заповеди созвучны, но не тождественны. Потребительская кооперация осуществляет прежде всего социально ориентированную хозяйственную деятельность, а, к примеру, Православная Церковь действует преимущественно в сфере духовной жизни. Вместе с тем и церковь, и кооперация стремятся помочь живому страдающему человеку, вместе заботятся о людях (о душе и теле, божественном и земном), которые, как миряне, нередко в одном лице являются верными чадами церкви и членами потребительских обществ. Этим, пожалуй, объясняется готовность священнослужителей и кооператоров к сотрудничеству, к объединению своих усилий в общем деле социального служения.
Образование политических партий рабочего класса началось уже после возникновения кооперативов и профсоюзов. Не только пролетарские, но и другие партии во взаимоотношениях с кооперативами руководствовались собственными политическими интересами. Как правило, левые партии стремились (и стремятся ныне) подчинить кооперативное движение своему идейному влиянию, играть по отношению к нему руководящую роль, превратить кооперативные объединения в очаги классовой ненависти и классовой борьбы, овладеть выборными органами кооперативов и их союзов, использовать в своих политических целях голоса членов кооперативов как избирателей на парламентских выборах и т. д.
Так что отношения между партиями и кооперацией едва ли можно считать равноправными, партнерскими.
Отчасти поэтому кооперация, за редкими исключениями, слабо втягивается в политическую деятельность. Ведь она — форма экономического объединения людей и как таковая время от времени выдвигала лозунг улучшения капитализма, его постепенного мирного преобразования кооперативными средствами, а на деле всегда сосуществовала с капитализмом и приспосабливалась к его условиям. Подлинная кооперация возможна лишь в условиях рыночной экономики, настоящий же рынок является неотъемлемым свойством капитализма, а не социализма.
Тем не менее, имеется определенный опыт сотрудничества партий и кооперативных организаций. Отбросив формальную идею политического нейтралитета кооперации, фактически в разные периоды кооперативные организации разных стран взаимодействовали с социал-демократическими, социалистическими, коммунистическими и иными партиями.
Пик политической активности лидеров российской кооперации пришелся на период подготовки и проведения выборов в Учредительное собрание между Февральской и Октябрьской революциями 1917г.
Тогда же английские кооператоры создали Кооперативную партию, которая, однако, не смогла найти свое самостоятельное место в политической жизни своей страны. Кооперативная партия Великобритании по сути слилась с Лейбористской партией и организационно оформилась на правах отдела Кооперативного союза страны. Примерно так же сложилась судьба Кооперативной партии Дании. Учрежденная в 1991 г. в Польше аналогичная партия под названием "Уния вольных кооператоров" тоже оказалась излишней и в течение двух лет сошла на нет. Уже в 1995 г. попытка создания Партии кооперативного единства была предпринята и в России, но вовремя пришло осознание нецелесообразности политизации деятельности общественно-хозяйственной системы, каковой является потребительская кооперация.
Все это позволяет сделать вывод, что среди рядовых участников кооперативного движения проявление аполитичности сильнее их политической активности.
<< | >>
Источник: К.И. Вахитов. История потребительской кооперации России. 2007
Вы также можете найти интересующую информацию в электронной библиотеке Sci.House. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме 3.4. Кооперация и государство. Кооперация и негосударственные организации:

  1. 5.1. Потребительская кооперация после революции в октябре 1917 г. Начало повторного огосударствления кооперации
  2. 7.1. Потребительская кооперация в национальном кооперативном движении. Ассоциация кооперативных организаций России
  3. 82. Принцип «интегральной» сельскохозяйственной кооперации
  4. ГЛАВА 2.УЧЕНИЯ О КООПЕРАТИВНОМ ДВИЖЕНИИ И КООПЕРАЦИИ
  5. ГЛАВА 3. ПРИЧИНЫ И ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ КООПЕРАЦИИ
  6. КООПЕРАЦИЯ
  7. Труд как простая кооперация
  8. 1.1. Основные понятия, относящиеся к кооперации
  9. К.И. Вахитов. История потребительской кооперации России, 2007
  10. КООПЕРАЦИЯ ТРУДА
  11. 6. Система международного разделения труда и кооперации
  12. Что такое кооперация труда и какова ее роль в экономике?
  13. 6.1. Потребительская кооперация в условиях формирования рынка
  14. 6.9. Кадры, образование и наука в потребительской кооперации
  15. ГЛАВА 7. ПОТРЕБИТЕЛЬСКАЯ КООПЕРАЦИЯ РОССИИ В НАЦИОНАЛЬНОМ И МЕЖДУНАРОДНОМ КООПЕРАТИВНОМ ДВИЖЕНИИ
  16. 6.10. Проблемы и перспективы развития потребительской кооперации