5.2. Потребительская кооперация в период новой экономической политики

После гражданской войны страна приступила к восстановлению экономики. Политика "военного коммунизма", которая совершенно не оставляла места для хозяйственной инициативы людей труда, в марте 1921 г. была заменена новой экономической политикой (нэп).
Из тактических соображений государство отказалось от военно-административного принуждения как единственного метода управления хозяйством и обществом. Вместо изъятия у крестьян излишков продуктов был введен натуральный налог. Он был меньше прежней разверстки. Допускалась торговля остающимися у крестьян после налога продуктами. Это заинтересовывало крестьян в улучшении своего хозяйства и увеличении его продуктивности, а, в конечном счете, стимулировало подъем всей экономики страны. Государство попыталось внедрить товарообмен (натуральный обмен) между промышленностью и сельским хозяйством. Однако затея с организацией государственного товарообмена была заведомо обречена на полный провал, потому что государство располагало ограниченными ресурсами товаров, установило невыгодное для крестьян соотношение цен на обмениваемые фабрично-заводские изделия и продукцию сельского хозяйства, пыталось хотя бы частично расплачиваться за нее обесценившимися денежными знаками.
Как кратковременный либерализм нэп означал оживление предпринимательства, требовала развития нормальной рыночной деятельности, развертывания обычных товарно-денежных отношений. Появились первые после недавних запретов биржи, акционерные общества, восстанавливались ярмарки. Были организованы государственные синдикаты, тресты, торги.
Экономика в то время являлась многоукладной, была разрешена частнопредпринимательская деятельность, многие в стране еще не разучились торговать. И, действительно, в начале нэпа частная торговля оживилась и стала развивать свою энергию. Ввиду неразвитости кооперативной и почти полного отсутствия государственной торговли в первое время львиная доля рынка попала в руки частных торговцев.
В такой обстановке государство возложило на потребительскую кооперацию задачи развития товарообмена (затем торговли), обеспечения смычки между промышленностью и сельским хозяйством, упрочения союза рабочих и крестьян, вытеснения нэпманов с рынка, улучшения снабжения населения, укрепления кооперативного хозяйства, подготовки крестьян к производственному кооперированию, проведения культурно-просветительной работы. Одни из этих задач были потребительской кооперации близки и понятны, другие являлись чисто политическими и ей несвойственными. Кооперация без предоставления ей известной свободы хозяйствования и экономической поддержки государства с возложенными задачами справиться не могла.
Сознавая это, государственные органы смягчили свой диктат в отношении потребительской кооперации, стали оказывать кооперации помощь, то, увеличивая ее, то уменьшая. В разные годы нэпа мерами помощи и содействия были более низкое налоговое обложение кооперативной прибыли, государственные кредиты под льготный процент, пониженные транспортные тарифы, первоочередной отпуск кооперации товаров государственной промышленностью, предоставление местными органами власти помещений для открытия кооперативных лавок, пропаганда идей кооперации в периодической печати, на собраниях и съездах. Кроме того, потребительская кооперация получила право самостоятельного выхода на внешний рынок, правда, под контролем соответствующих государственных органов.
Совнарком РСФСР издал 7 апреля 1921 г. декрет, который освободил потребительскую кооперацию от прежнего жесткого подчинения Наркомпроду. Отныне формально она должна была подчиняться лишь Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету. По этому же декрету обязательность и бесплатность членства населения в ЕПО еще сохранялись. Но внутри ЕПО разрешалась организация добровольных потребительских обществ (ДПО). Последние могли обменивать промышленные изделия (ситец, хомуты, гвозди и проч. — всего до 185 наименований), выдаваемые рабочим и служащим — членам ДПО в порядке натурального премирования за работу на заводах и фабриках, на сельскохозяйственные продукты. В связи с этим при Центросоюзе были созданы Центральная секция рабочей кооперации (Церабсекция), объединившая крупные рабочие кооперативы, и Центральная секция потребительских обществ работников железнодорожного транспорта (Транспосекция).
В целях экономии средств и развития инициативы местных кооператоров Центросоюз в своей деятельности все больше опирался на губернские союзы и уменьшил число своих контор в разных районах страны с 40 до 17. Численность работников его центрального аппарата с 7000 человек при "военном коммунизме" была сокращена до 2850 с переходом к нэпу. Сокращали свои штаты и губсоюзы.
К 1920-м годам относится кратковременный подъем кооперации в стране. При нэпе возрождаются такие виды кооперации, как промысловая, снабженческая, сбытовая, кредитная; они были выделены из потребительской кооперации и получили статус самостоятельных кооперативных систем. Учреждается Банк потребительской кооперации, преобразованный вскоре во Всероссийский кооперативный банк, который стал обслуживать все виды кооперации. Практикуется сдача в аренду кооперативам и их союзам небольших неработающих государственных предприятий. Различные виды кооперации своими скромными средствами участвуют в осуществлении местной электрификации.
Сразу после перехода к нэпу потребительская кооперация осуществляет два вида товарообмена: государственный по заданиям директивных органов и собственный по своей инициативе. Промысловые артели ремесленников увеличивают выработку товаров и объем услуг. В деревне кооперации передаются снабжение индивидуальных хозяйств сельскохозяйственными машинами и орудиями, семенами и племенным скотом, переработка картофеля и молока, заготовки хлеба, льняное дело, кредитование маломощных крестьянских дворов. Создаются кооперативные заводы, мельницы, маслобойни, мастерские по ремонту сельскохозяйственного инвентаря, пункты проката молотилок и других дорогостоящих машин. Расширяются товарищеская обработка земли и совместная уборка урожая. Усиливается через кооперацию распространение сельскохозяйственных знаний, кооперативная пропаганда лучших агро-и зоотехнических приемов.
Тем не менее, потребительская кооперация в начале нэпа пережила два кризиса.
Первый был вызван сильнейшей засухой в обширных областях, неурожаем 1921 г. и небывалым голодом, в борьбе с которым и ликвидации последствий которого она деятельно участвовала и сама. В счет договора, заключенного между Наркомпродом и Центросоюзом в ноябре 1921 г., потребительская кооперация заготовила 10 млн. пудов продовольственного и фуражного зерна. Но, главное, кооператоры первыми поняли, что несовершенный натуральный товарообмен должен быть заменен торговлей, куплей-продажей товаров при посредстве денег.
В октябре 1921 г. Центросоюз добился от правительства разрешения вести товарообмен в любой из трех форм: натуральный обмен, денежная купля-продажа, смешанная форма обмена. Уже с ноября торговые обороты потребительской кооперации стали быстро увеличиваться. Но все равно голод и разруха в стране отрицательно отразились на кооперации: государство резко уменьшило ей кредиты, с 25 тыс. до 15 тыс. сократилась сеть действующих потребительских обществ, из-за бестоварья вновь были закрыты многие кооперативные лавки. В деревне их в то время называли пустолавками.
Другой кризис был вызван игнорированием необходимости учета требований рынка, хотя внешне казался обусловленным всего лишь относительным избытком товаров. Осенью 1923 г. в народном хозяйстве возник "кризис сбыта", когда торговля затоварилась дорогими и некачественными промышленными товарами. А по существу это был "кризис цен": сложились чрезмерно низкие цены на сельскохозяйственную продукцию и неоправданно высокие цены на промышленные товары — возникло явление, названное "ножницами" цен. Если, например, в 1913г. для покупки плуга крестьянин должен был продать 3 ц зерна, то в 1923 г. — 24 ц. Так же обстояло дело с потребительскими товарами: за 1 ц пшеницы в 1913 г. крестьянин мог прибрести 35,5 м ситца, а в 1923 г. — лишь 6,2 м, соответственно гвоздей— 32,7 кг и 12,6 кг, спичек— 61,3 пачки и 12,8 пачки т.д. Из-за такого резкого расхождения цен крестьяне отказывали себе в покупке даже очень нужных им промышленных товаров и стали придерживать свой хлеб, тем более что нельзя было назвать сытой жизнь самого крестьянства и из многих деревень все еще не ушел голод — "этот царь беспощадный".
К такой ситуации оказались не подготовленными и организации потребительской кооперации, которые после перехода к нэпу были сняты с государственного финансирования, работа ли на свой страх и риск, решали задачу накопления собственного капитала. Кооператоры, как и частные торговцы, увлеклись вздуванием цен. В разгар кризиса известный экономист Лев Крицман в журнале "Союз потребителей" писал: "Кооперация должна твердо усвоить то положение, что продавать по ценам выше рыночных — это не кооперация, а спекуляция, что каждый такой факт — позор для кооперации".
Кооператоры извлекли из кризиса необходимые уроки. В 1924-1927 гг. потребительская кооперация всемерно сокращала свои расходы и снижала розничные цены на товары в своих магазинах и лавках. Это, во-первых, позволило ей успешно соперничать с частным торговым капиталом на нэповском рынке, а во-вторых, дало возможность пайщикам сберечь сотни миллионов рублей при покупке потребительских товаров у кооперации (в виде разницы в ценах у частника и кооперации). Снижение розничных цен в кооперативной сети ниже среднесрочных не было результатом лишь доброй воли ее управленческих структур, а происходило под давлением и потребителей, и профсоюзов, и особенно властей. Государственный административный нажим на потребительскую кооперацию не ослабевал.
Потребительская кооперация имела в тот период много ветвей — сельскую, городскую, рабочую, школьную, транспортную, военную. Только 28 декабря 1923 г. по настоянию кооператоров в потребительских обществах был восстановлен принцип добровольного членства; одновременно восстанавливается принцип внесения паевых взносов. Это дало возможность укрепления кооперации за счет средств самих потребителей. Допускалось внесение паевых взносов натурой — зерном, маслом, кедровыми орехами, пушниной; случалось, что члены потребительских обществ в счет уплаты пая на своей лошади перевозили кооперативные грузы.
Указанные два принципа — добровольность членства и его платность — в мае 1924 г. были закреплены в правительственном постановлении о потребительской кооперации. Оно, в частности, предусматривало внесение членами кооператива одинаковых вступительных и паевых взносов, явочный порядок учреждения потребительского общества не менее чем 30 гражданами, пользующимися избирательным правом в советы, возможность обслуживания потребительскими обществами и нечленов общества на основаниях, установленных их общими собраниями.
В изменившихся условиях усилился приток в потребительские общества новых членов. Если в 1922 г. добровольных членов обществ в Российской Федерации было 3,5 млн., то в 1925 г.
насчитывалось 6,4 млн., а в 1927 г. — 10,6 млн. человек. Вовлечению городских и сельских жителей в кооперацию способствовало не столько проведение разовых кампаний по кооперированию (например, специальных месячников), сколько учет экономических интересов пайщиков. Чтобы заинтересовать их материально, в 1923 г. кооперативные магазины и лавки стали предоставлять им скидки с розничной цены. Спустя два года скидка была заменена премией на забор товаров в духе принципа рочдейлских пионеров. На выдачу таких премий использовалось до одной пятой части прибыли сельских и городских потребительских обществ. Пассивное членство постепенно уступало место активному.
С середины 1920-х годов большое внимание уделялось вовлечению в потребительские общества коренного населения автономных областей и республик, женщин и молодежи, сельской бедноты. За счет отчислений от прибылей кооперативы создавали особый фонд кооперирования бедноты. Путем выдачи из этого фонда ссуды на оплату паевых взносов в потребительские общества было вовлечено 2 млн. батраков и бедняков.
Восстанавливалась после кризисов сеть магазинов и лавок: если в октябре 1924 г. их у российской потребительской кооперации имелось около 25 тыс., из них 20 тыс. на селе, то в октябре 1927 г. — соответственно 47 тыс. и 35 тыс. Тем не менее, по мере вытеснения частного капитала с нэповского рынка все острее чувствовалась нехватка розничной сети для нормального торгового обслуживания населения. Потребительская кооперация имела ограниченные финансовые возможности для строитель ства новых магазинов и лавок. Кооперативная торговая сеть пополнялась, особенно на селе, за счет купеческих зданий (лавок, лабазов и амбаров), которые местные органы власти нередко передавали потребительским обществам.
Городские кооперативы оставались многолавочными, а сельские воссоздавались в виде однолавок. Однолавочные общества лучше развивали самодеятельность своих членов, хотя являлись экономически слабыми, а многолавки как более успешные в хозяйственном отношении полнее удовлетворяли потребности пайщиков в товарах. И вскоре началось стихийное укрупнение потребительских обществ. К концу 1927 г. на одно сельское потребительское общество в среднем приходилось 2 лавки. Иногда сохранялись и общества-однолавки: в сельской глубинке, таежных деревнях, горных аулах.
Экономическая роль потребительской кооперации при нэпе повысилась. Ее деятельность способствовала успешному проведению денежной реформы 1924 г., снижению розничных цен, организации потребителя на основе изучения спроса на товары, регулированию внутреннего рынка в целом. Потребительская кооперация удачно конкурировала с частным торговым капиталом. Однако этот успех был предопределен не тем, что кооперация торговала лучше частника (нередко дело обстояло наоборот), а тем, что частник и кооперация соперничали не на равных условиях: государство подавляло первого и помогало второй.
Каким образом?
Прежде всего, против частного торгового капитала, разрешенного юридически, использовался экономический инструмент чрезмерного налогообложения, в то время как организации потребительской кооперации пользовались (пусть и скромными) налоговыми льготами.
Далее, по мере роста общественной торговли рыночную часть своей продукции государственная промышленность стала сбывать почти исключительно через потребительскую кооперацию, тогда как отпуск товаров частным торговцам постепенно сокращался и впоследствии был прекращен полностью.
Но, несмотря на это, магазины и лавки потребительской кооперации имели в продаже весьма ограниченный ассортимент товаров. Например, в лавках сельских потребительских обществ обычно продавались гвозди, шорные изделия, колесная мазь, керосин, лампы и ламповое стекло, спички, мыло, соль и не всегда — кондитерские изделия, хлопчатобумажные ткани, кожевенная обувь. Дефицитными товарами являлись шелковые и шерстяные ткани и калоши, практически отсутствовали готовая одежда, мебель, часы, музыкальные инструменты, игрушки.
Когда летом 1925 г. кооперативная торговля испытывала острую нехватку товаров фабрично-заводского производства (товарный голод), Центросоюз и Высший совет народного хозяйства смогли договориться об увеличении поставок товаров государственными трестами и синдикатами организациям потребительской кооперации. Между центрами товаропроизводящих государственных организаций и Центросоюзом стали заключаться генеральные договоры об условиях поставки товаров (ассортимент, количество, сроки, порядок оплаты), а на их основе — заключаться прямые договоры между низовыми организациями поставщиков и местными организациями потребительской кооперации.
В результате поступление товаров в кооперативную торговую сеть увеличилось, что имело противоречивые последствия. С одной стороны, благодаря договорным отношениям улучшалось снабжение кооперативной торговли и через нее членов-пайщиков товарами фабрично-заводского изготовления. С другой стороны, происходило усиление зависимости потребительской кооперации от государства, поскольку административное вмешательство его органов в кооперативную деятельность дополнялось еще и полной экономической зависимостью кооперации от поставок товаров государственными предприятиями.
Если в 1923 г. частному сектору принадлежало 3/4 розничного товарооборота страны, то в 1927 г. - менее 1/3. Вытесняла частных торговцев с рынка и замещала их прежде всего торговля кооперативная. Здесь уместно отметить одно довольно распространенное явление. Хотя услуги торговли как таковые общественно полезны, роковую для многих частных торговцев роль играла их известная алчность. Посредников при мелких торговых сделках и промышляющих торговлей лавочников-односельчан крестьяне презрительно называли торгашами и "пискулянтами", т. е. спекулянтами. И этот психологический фактор тоже благоприятствовал усилению потребительских обществ и расширению их членской базы. Парадокс заключался еще в том, что сама потребительская кооперация не считала частника своим врагом. "Врага в частном капитале он (Центросоюз. — К.В.) не чувствовал, — говорил известный государственный деятель Валериан Куйбышев, — это можно констатировать с полной очевидностью"1.
Снабжение крестьянина промышленными товарами позволяло кооперативным организациям вести в значительных количествах заготовки сельскохозяйственной продукции по методу купли-продажи. Удельный вес потребительской кооперации РСФСР в общереспубликанских заготовках зерна в 1926/27 хозяйственном году превысил 35%. Только в Российской Федерации к хлебозаготовкам было привлечено свыше 6000 сельских потребительских обществ, из них 5000 глубинных и 1000 пристанционных и припристанских. Кроме того, потребительская кооперация проводила заготовки яиц, масла, шерсти, льна и другой продукции. Для этого кооперация располагала относительно дешевым заготовительным аппаратом.
В городах и промышленных центрах кооперативы продолжали работу по налаживанию промышленного хлебопечения и общественного питания. По требованию профсоюзов они отпускали рабочим-пайщикам товары в кредит под заработную плату, отвлекая значительные свои средства от участия в обороте. Между тем государство стало сокращать текущее кредитование кооперации и налоговые льготы. Потребительские общества усиленно собирали паевые взносы, принимали от населения вклады и займы. Сбор паевых взносов играл возрастающую роль в укреплении финансового положения потребительской кооперации. За 1924-1927 гг. ее собственные средства увеличились с 223,4 млн. до 532,6 млн. руб., или в 2,4 раза, а паевой фонд— с 15,9 млн. до 76,2 млн. руб., или в 4,8 раза. Другим важнейшим источником увеличения собственных средств кооперативных организаций была прибыль от хозяйственной деятельности.
Возрастающее значение потребительская кооперация приобрела в бывших национально-колониальных окраинах. Советской властью и кооперативными союзами создавались условия для самоорганизации коренным населением (башкирами, чувашами, якутами и т.д.) своих, национальных потребительских обществ в аулах, селениях, улусах, а также обществ со смешанным национальным составом пайщиков.
В районах обитания малочисленных народностей Крайнего Севера и Дальнего Востока практиковалась организация кооперативных факторий, которые являлись переходной формой к потребительским обществам. С 1927 г. здесь развивалась интегральная (смешанная) кооперация, возникшая на основе объединения потребительских, охотничьих, рыболовецких кооперативов. Часть так называемых интегралов и интегралсоюзов входила в систему потребительской кооперации, которой принадлежал каждый третий торговый пункт на Севере и Северо-Востоке России.
В Центросоюзе в 1925г. был создан специальный совещательный орган — Бюро союзов потребительских обществ республик и областей национальных меньшинств (Нацбюро), а позднее возникло Бюро по обслуживанию интегральных кооперативных организаций на окраинах Севера (Севбюро). Потребительская кооперация способствовала денатурализации хозяйства национальных районов, приобщала население к кооперативному строительству, содействовала повышению его уровня жизни.
В период нэпа, снабжая крестьянство промышленными товарами, рабочих — продуктами питания и обеспечивая промышленность сырьем, потребительская кооперация способствовала развитию экономических связей между городом и деревней, а также между различными районами. Она становилась инструментом, при помощи которого государство регулирующе воздействовало и на рыночные отношения, и на многоукладное сельское хозяйство, и на промышленность. Потребительские общества обеспечивали реализацию рыночной части продукции фабрик и заводов, превращали ее из товарной формы в денежную, содействуя тем самым восстановлению промышленности.
С целью лучшего снабжения своих пайщиков потребительская кооперация развивала и собственное производство — кондитерское, мукомольное и др.
Этой же цели служила торговля Центросоюза с зарубежными фирмами и кооперативными организациями. Основу экспорта составляли сельскохозяйственные продукты и сырье, из других стран импортировались промышленные товары и оборудование.
Уделялось внимание подготовке кооперативных работников. Кадры потребительской кооперации пополнялись выпускниками Высших практических курсов Центросоюза, кооперативных техникумов, кооперативных отделений промышленно-экономических техникумов, школ-магазинов, средних школ с кооперативным уклоном, школ конторского и торгового ученичества.
Потребительская кооперация проводила воспитательную и просветительную работу среди населения. Речь идет о кооперативных библиотеках, лекционной пропаганде, издании книг, брошюр и газет, демонстрации пайщикам первых "немых" кинофильмов, художественной самодеятельности, кружках по интересам и т. п.
Важную роль в организации всей этой работы играли кооперативные инструкторы, а расходы, связанные с ее проведением, покрывались за счет средств культфонда. Кооперативные организации открывали и содержали сотни пунктов ликвидации неграмотности пайщиков.
<< | >>
Источник: К.И. Вахитов. История потребительской кооперации России. 2007
Вы также можете найти интересующую информацию в электронной библиотеке Sci.House. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме 5.2. Потребительская кооперация в период новой экономической политики:

  1. 2.4. Стабилизация денег в СССР в период новой экономической политики
  2. 5.4. Потребительская кооперация в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период
  3. 5.1. Потребительская кооперация после революции в октябре 1917 г. Начало повторного огосударствления кооперации
  4. 5.5. Образование Российского союза потребительских обществ. Развитие потребительской кооперации страны
  5. Развитие хозяйства страны в годы новой экономической политики
  6. 38. Россия в годы новой экономической политики (1921–1927 гг.)
  7. К.И. Вахитов. История потребительской кооперации России, 2007
  8. 6.9. Кадры, образование и наука в потребительской кооперации
  9. 6.1. Потребительская кооперация в условиях формирования рынка
  10. 6.10. Проблемы и перспективы развития потребительской кооперации
  11. ГЛАВА 7. ПОТРЕБИТЕЛЬСКАЯ КООПЕРАЦИЯ РОССИИ В НАЦИОНАЛЬНОМ И МЕЖДУНАРОДНОМ КООПЕРАТИВНОМ ДВИЖЕНИИ
  12. 6.2. Правовые основы возрождения потребительской кооперации
  13. 3.3. Возникновение потребительской кооперации в зарубежных странах
  14. 5.3. Потребительская кооперация после свертывания нэпа
  15. 6.4. Организационные и уставные основы системы потребительской кооперации
  16. ГЛАВА 6. ПОТРЕБИТЕЛЬСКАЯ КООПЕРАЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ЭТАПЕ СОВРЕМЕННЫХ РЫНОЧНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ
  17. 6.8. Отрасли хозяйственной (предпринимательской) деятельности потребительской кооперации
  18. 4.4. Развитие потребительской кооперации страны в начале XX века
  19. ГЛАВА 5.ПОТРЕБИТЕЛЬСКАЯ КООПЕРАЦИЯ РОССИИ В УСЛОВИЯХ ПЛАНОВОЙ (КОМАНДНОЙ) ЭКОНОМИКИ (1917-1991 ГГ.)