4.4. Развитие потребительской кооперации страны в начале XX века

Распространение потребительских обществ по территории России происходило волнообразно. Первоначально их было больше всего в Центре и на Урале. Отсюда кооперативное движение потребителей распространилось на север, восток и юг страны.
Если Кыновское и Петербургское потребительские общества возникли соответственно в 1864 и 1865 гг., то, например, в г. Петрозаводске первое общество потребителей было организовано в 1871 г., в Онеге — в 1901, в предместье Архангельска— в 1902, в Мезени— в 1908 г. Последние три города "выходят" на Белое море и находятся в непосредственной близости с Северным полярным кругом. В азиатской части России широкое развитие кооперативное движение получило в конце XIX - начале XX века и было особенно успешным в местностях, прилегающих к Транссибирской железнодорожной магистрали. Проникновение кооперации на Дальний Север Сибири происходило медленно. В 1893 г. был утвержден устав первого общества потребителей г. Тобольска, в 1894 г. — уставы таких же кооперативов в г. Томске и г. Хабаровске, в 1895 г. — в г. Тюмени и г. Владивостоке, в 1909 г. — в г. Енисейске и г. Благовещенске, что на реке Амуре. В 1913 г. потребительское общество создается в г. Якутске, в 1915 г. волна кооперативного движения докатилась до острова Сахалин, а спустя два года открыл свои операции первый потребительский кооператив на полуострове Камчатка.
В целом кооперативное движение в России было развито крайне неравномерно. Некоторые колониальные окраины империи являлись своего рода "кооперативными пустынями". Например, к Первой мировой войне на обширные территории Туркестана и Закавказья приходилось лишь 119 потребительских обществ, что составляло примерно 1% всего количества потребительских обществ России. И, наоборот, наиболее развитые в экономическом, особенно в промышленном, отношении районы страны были "гнездами кооперативов". Скажем, крупнейшим центром потребительских обществ был горнозаводской Урал.
Потребительская кооперация страны в первые годы XX века развивалась под влиянием ряда факторов политического, экономического, демографического и иного характера.
Среди них заслуживает упоминания русская революция 1905-1907 гг., после которой кооперация становится поистине народной в том смысле, что в потребительские общества стали вступать большие массы крестьян, рабочих, кустарей, ремесленников, служащих и т. д. В ходе революции были завоеваны некоторые демократические свободы, отменены выкупные платежи с крестьян за землю. А поражение революции побудило многих ее участников объединиться в легальные экономические организации, в том числе в кооперативы.
Именно тогда произошел резкий рост числа независимых рабочих кооперативов, которые часто создавались в пику зависимым. В независимых потребительских кооперативах устанавливался умеренный размер паевого взноса, вносить который разрешалось с рассрочкой. В члены кооператива могли вступать рабочие любого предприятия данной местности, но не принимались представители заводской администрации: кооперативными делами рабочие управляли самостоятельно. Активнее проводили эти кооперативы культурно-массовые мероприятия.
Другим фактором ускорения кооперативного движения был, как всегда, рост цен на потребительские товары. За первые тринадцать лет XX века цены на основные товары в России выросли на 36,8%, а с 1913 по 1917 г. — более чем в 6 раз. В ноябре 1917 г. по сравнению с довоенным периодом цены на хлеб были выше в 16 раз, на картофель — в 20 раз, на сахарный песок — в 27 раз, на мясо — в 5 раз.
Ежегодно в стране стало возникать порядка 1000 потребительских обществ, преимущественно крестьянских. Обычно на селе действовала однолавочная экономически слабая "потребиловка". Она имела плохо оборудованную лавку с примитивным весоизмерительным хозяйством, торговала только самыми нужными крестьянам товарами, но избавляла пайщиков от посреднической эксплуатации со стороны частных торговцев. Особенно успешными оказались усилия кооператоров по овладению рынком потребительских товаров на Урале и в Сибири, где, кроме потребительских обществ, много кооперативных лавок открыли маслодельные артели при своих заводах. В ряде сибирских мест частное торговое посредничество было вытеснено полностью. Потребительские лавки заводили также кредитные кооперативы.
Кооперативные лавки и магазины руководствовались неписаными, но, как правило, высокими морально-этическими нормами. Потребительское общество обычно дорожило своей репутацией народной организации и не могло строить свое хозяйственное благополучие на обмане своих членов и даже нечленов, на сбыте некачественных товаров или на завышении цен. Кооперативная торговля была торговлей пусть небезупречной (особенно с точки зрения современных требований), но честной. Правило некоторых частных посредников-спекулянтов: "Не обманешь — не продашь" для кооперативной торговли не годилось и практически в ней не применялось. И в то же время ценилось внимание к пайщику, к его запросам. При наличии в лавке большого числа покупателей (особенно в базарные дни) за прилавок рядом с кооперативным приказчиком вставал сам председатель правления потребительского общества и обслуживал пайщиков.
К началу 1914 г. всего по Российской империи насчитывалось 10 080 потребительских обществ, а без Польши, Финляндии и Средней Азии— 8584 общества. 80% потребительских кооперативов страны являлись сельскими.
В российском обществе всегда были люди, общества, объединения, относившиеся к кооперации с известным пренебрежением. Создание кооперативов, развитие кооперативного оборота, кооперативная пропаганда — все это расценивалось ими как некое мелкое, недостойное общественного внимания, почти бесполезное, если не вредное, занятие. Например, так расценивали кооперацию в течение длительного времени леворадикальные политические партии, считавшие, что своими улучшениями жизни людей труда кооперативы отвлекают массы от революционной борьбы.
Но существовала также теория "малых дел", согласно которой великие свершения начинаются с небольших, негромких, но реальных и полезных для человека и общества дел на местном уровне — в пределах города, села, волости, уезда. Если программу "малых дел" выдвинули народники конца XIX века, то осуществлением ее в России теперь занимались земства - выборные органы местного самоуправления, введенные еще в 1864 г. Земские учреждения ведали народным просвещением, здравоохранением, содействовали ремеслам и сельскому хозяйству, мелкому (народному) кредиту, местной торговле, благоустройству и т. д.
Во втором десятилетии XX века земства усиливают свою работу по содействию потребительской кооперации, что становится еще одним фактором ее развития. Земства проводят обследование местной кооперации, вводят в свои штаты инструкторов по кооперативному делу, помогают кооперативным обществам в получении кредитов, устраивают курсы по кооперации, участвуют в создании потребительских обществ и их союзов. Деятельность земств в области потребительской кооперации была достаточно плодотворной.
Крупнейшим фактором роста потребительской кооперации стала и мировая война, разгоревшаяся в августе 1914 г. "Мировая война, — писал современник, — эра для русской потребительской кооперации". Кооперация развивалась в обстановке продовольственного кризиса, острой нехватки товаров, резкого повышения цен. Потребитель стал видеть в кооперации единственное для себя спасение. Повсеместно возникали так называемые "сахарные", "ситцевые", "керосиновые" потребительские общества, создаваемые населением для закупки того или иного дефицитного товара. Люди вступали в эти общества не в силу высокой кооперативной сознательности, а с единственной целью удовлетворения своих потребностей в условиях невиданной спекуляции. Население городов объединялось либо в крупнейшие всесословные потребительские общества (общество "Вперед" в Петрограде имело 60 тыс. пайщиков, "В единении — сила" в Иваново-Вознесенске — 13 тыс., "Самопомощь" в Самаре — 16 тыс. и т. д.), либо в замкнутые потребительские общества при предприятиях и учреждениях. Последние обслуживали только прикрепленных рабочих и служащих.
Царское правительство привлекло кооперацию к поставкам хлеба и других продуктов для снабжения армии, а городские управы — к распределению среди населения продуктов по карточкам. Количество потребительских обществ в России в годы войны утроилось, в несколько раз увеличились их торговые обороты и численность пайщиков. Однако от этого количественного роста отставало качественное совершенствование деятельности потребительских обществ. Известный историк кооперации Миней Хейсин (1871-1924) писал: "Кооперативы превратились постепенно в продовольственные и, главным образом, в распределительные пункты всех сортов вместо организации потребителей". Кооперация являлась частно-правовой, негосударственной организацией, но во время войны правительство пошло на сознательное ограничение принципов свободы частного предпринимательства и неприкосновенности частной собственности. Под высший надзор государства и его регулирующее воздействие в чрезвычайных условиях войны попали и организации потребительской кооперации, которые стали выполнять поручения и заказы правительственных органов, руководствуясь при этом и собственными интересами накопления капиталов, укрепления своих рыночных позиций в конкуренции с частным капиталом, удовлетворения самых насущных потребностей своих пайщиков, членов их семей, беженцев, инвалидов войны и т. д. Произошло огосударствление кооперативов — хотя и неполное, но масштабное.
Союзное движение в потребительской кооперации также явилось мощным фактором ее быстрого роста в начале XX века. В период мировой войны правительство отказалось от прежней политики неразрешения кооперативных союзов. В результате новые мелкорайонные и губернские союзы потребительских обществ стали возникать в большом количестве. Если в 1914 г. имелось 10 губернских союзов, то в 1916 г. их насчитывалось 52. Наиболее мощными среди них являлись Петроградский, Пермский, Екатеринбургский, Средневолжский союзы, Товарищество потребительских обществ юга России (ПОЮР).
Но на роль центра потребительской кооперации страны мог претендовать только Московский союз. Он объединял часть потребительских обществ страны и, кроме того, более половины местных союзов. В 1913 г. в МСПО входили, помимо потребительских обществ, 9 союзов, а спустя четыре года — уже 285. Некоторые региональные союзы действовали вполне автономно. Одним из них был молодой и могущественный союз сибирских кооперативных союзов "Закупсбыт", который возник в 1916 г. как комиссия по закупу и сбыту и вскоре стал объединять до трех десятков союзов, действовавших на громадной территории от Урала до Тихого океана. Впоследствии МСПО, уже ставший Центросоюзом России, и "Закупсбыт" то жестко конкурировали друг с другом, то искали и находили способы взаимовыгодного экономического сотрудничества.
Московский союз активно участвовал в мероприятиях общекооперативного характера, в которых были заинтересованы все виды кооперации России. Среди таких мероприятий — проведение всероссийских кооперативных съездов, выработка проекта закона о кооперации и кампания за его принятие, создание кооперативного Московского народного банка. Открывший свои операции в мае 1912 г. Московский народный банк становится финансовым центром всей кооперации страны. Основными акционерами и клиентами этого крупного банка явились потребительские общества и их союзы.
МСПО не командовал союзными организациями. МСПО содействовал им, развивая свою предпринимательскую деятельность.
Во-первых, союз увеличивал торговые обороты по снабжению товарами своих членов — организаций потребительской кооперации. Он обрастал сетью и собственных торгово-закупочных контор, разбросанных по всей стране.
Во-вторых, союз создал кооперативные производственные предприятия и в связи с товарным голодом с началом войны расширил выпуск мыла, спичек, махорки, кондитерских и других изделий. Заработали чаеразвесочная фабрика и мельницы союза, был налажен собственный засол рыбы на промыслах. Союз участвовал в закупках хлеба, мяса, масла и другой сельскохозяйственной продукции.
В-третьих, союз установил обширные деловые связи с заграницей. Для ведения экспортно-импортных операций он открыл свои конторы и склады за рубежом — в Лондоне, Париже, Нью-Йорке, Копенгагене, Стокгольме, Константинополе, Харбине, Шанхае, Иокогаме, Кобе и других городах. На внешних рынках МСПО сбывал сельскохозяйственные продукты, животноводческое сырье, пушнину, а закупал там преимущественно промышленные товары широкого потребления, а также рис, кофе, чай, пряности, сельди.
Побочным, но важнейшим результатом многогранной хозяйственной деятельности потребительской кооперации было воспитание опытных, предприимчивых руководителей, способных со знанием дела организовать работу оптовых складов и магазинов, пекарен и столовых, умеющих безубыточно торговать внутри страны и на внешних рынках. Вырабатывался хозяйственный механизм функционирования потребительской кооперации.
МСПО проводил также широкую организационно-кооперативную работу, которая тогда именовалась неторговой, нехозяйственной. Главное заключалось в том, что стала, наконец, преодолеваться разобщенность, разрозненность обществ потребителей, теперь они получали от союза квалифицированную помощь, инструктаж и наставления по вопросам торговли, постановки счетоводства, проведения ревизий, организации собраний пайщиков, работы лавочных комиссий и т. д. Постепенно накапливался коллективный опыт, вырабатывалось единство будущей системы потребительской кооперации. В 1903 г. МСПО приступил к изданию журнала "Союз потребителей", с 1910 г. он издает для пайщиков-горожан журнал "Объединение", а с 1914 г. — для села журнал "Общее дело". Между прочим, свои журналы кооператоры издавали также на местах: "Наше дело" (Чита), "Самодеятельность" (Красноярск), "Обской кооператор" (Новониколаевск), "Уральское хозяйство" (Екатеринбург), "Самопомощь" (Самара) и др. Вся эта разнообразная работа сыграла важную роль в развитии кооперативной самодеятельности "низов".
В тот период кооперативное самоуправление делало свои начальные шаги. Совершенствовалось управление и Московским союзом. Еще в 1906 г. для осуществления неторговой деятельности в МСПО создается особый орган — секретариат, который сразу же занялся кооперативной пропагандой и инструктированием. Через десять лет в секретариате МСПО и в местных союзах потребительских обществ работал корпус инструкторов численностью свыше 1000 человек, из них каждый пятый — в центральном, Московском союзе.
В 1912 г. была осуществлена реорганизация важного выборного органа союза — его бюро. На этой основе образовался новый выборный орган — большое бюро, которое позднее получило название совета; созданное малое бюро, или коллегия распорядителей, впоследствии стало представлять собой исполнительный орган — правление. Большое бюро включало и членов малого бюро, а также представителей местных организаций потребительской кооперации.
В мае 1916г. собрание уполномоченных МСПО признало целесообразным преобразовать Московский союз из союза потребительских обществ в союз союзов; при этом крупные потребительские общества, объединяющие свыше 10 тыс. пайщиков, продолжали входить непосредственно в МСПО. Юридическое оформление преобразования МСПО во Всероссийский центральный союз потребительских обществ (Центросоюз России) было официально подтверждено Министерством промышленности и торговли Временного правительства 17 сентября 1917 г.
Ценным направлением деятельности МСПО была подготовка профессиональных кооперативных кадров. В 1910 г. он впервые участвует в организации кооперативных курсов при Московском городском народном университете имени Альфонса Шанявского (подвижника российского просвещения), а через три года при этом университете союз открыл постоянно действующую школу для подготовки служащих потребительских обществ. МСПО занимается широкой издательской деятельностью: до 1917 г. он выпустил около 7 млн. экземпляров книг, брошюр, листовок, посвященных главным образом кооперации. Осуществлялось специальное издание большой серии книг и брошюр "Библиотека кооператора".
Противоречивой была проводимая в потребительской кооперации культурно-просветительная и агитационно-пропагандистская работа.
С одной стороны, руководители МСПО и местных союзов, будучи демократами, рассматривали потребительскую кооперацию как особую некапиталистическую форму собственности, хозяйствования и управления.
Поэтому просветительная, пропагандистская работа означала внедрение в сознание пайщиков фантастических идей использования кооперации для постепенного мирного преобразования общества в "кооперативную республику". В этом смысле ленинское определение "старые кооператоры" относится к крупнейшим деятелям потребительской кооперации, которые были сторонниками одного из вариантов "кооперативного социализма".
С другой стороны, культурно-просветительная работа, проводимая путем популярной издательской деятельности и организации кооперативных очагов культуры — народных домов, библиотек и кружков самообразования, объективно способствовала распространению среди населения знаний, идей кооперации и единения, развитию самодеятельности и народной инициативы, превращению потребительских обществ, их выборных органов в школу общественной жизни. Вся эта разносторонняя работа, в конечном счете, благоприятно влияла и на развитие кооперативного предпринимательства.
Потребительской кооперации не была чужда и благотворительная деятельность. Некоторые кооперативы выделяли средства в помощь школам, библиотекам, церкви и приютам. В годы мировой войны был создан кооперативный фонд помощи жертвам войны.
Кооперативные принципы давали пайщикам возможность участвовать в общих делах, приобретать практический опыт управления кооперативным хозяйством. И еще: рядовых членов потребительских обществ больше всего привлекали сиюминутные материальные выгоды от кооперативной деятельности и меньше всего интересовали программы идеологов кооперации относительно создания в будущем "кооперативной республики". Если вспомнить колоритные типы людей из рассказа Ивана Тургенева "Хорь и Калиныч", то кооперативный идеолог обычно выглядел как романтик Хорь, а рядовой пайщик — как прагматичный Калиныч.
Сама потребительская кооперация после 1907 г. становится "полем" политической борьбы различных левых партий социалистического направления за усиление своего идейного влияния на членов кооперативов. Почти во всех крестьянских и во многих рабочих потребительских обществах главными идеологами являлись представители партии социалистов-революционеров (эсеров) и партии меньшевиков (крыла социал-демократии). В крупных городах и промышленных центрах (Москва и Подмосковье, Харьков, Баку, Иваново-Вознесенск, Урал, Красноярск, Иркутск) рабочая потребительская кооперация находилась под сильным влиянием партии большевиков (радикальной социал-демократии).
Кое-где создавались непосредственно опекаемые политической полицией зубатовские кооперативы, прозванные так по фамилии их инициатора, жандармского полковника.
Организации потребительской кооперации всегда находились под "отеческим" попечением полиции, но особенно усиленно она опекала те кооперативные общества, в которых обнаруживалась политическая деятельность. А в случае выявления политически неблагонадежных лиц среди учредителей потребительского общества губернатор отвечал отказом на ходатайство о разрешении на организацию такого кооператива. Нередко пресекалась кооперативная лекционная пропаганда. Иногда власти глушили ценные, крупные инициативы кооператоров. Вот лишь два факта. Первый: правительство закрыло созданный в 1915 г. Центральный кооперативный комитет (с филиалами на местах) как незаконную организацию, хотя комитет должен был объединить усилия кооперации для борьбы с продовольственным кризисом и содействия поставкам армии сельскохозяйственных продуктов. Другой факт: еще в 1908-1913 гг. кооператоры выработали проект общекооперативного закона (речь о нем пойдет ниже), в 1916 г. закон был принят Государственной Думой, но Государственный Совет его отклонил, и до падения царизма закон так и не вступил в силу. Кооперация как общественная организация была либерально-народническим течением; самодержавное правительство проявляло по отношению к ней нескрываемую подозрительность, если не враждебность.
Перед каждым потребительским обществом и его членами всегда существовал выбор в отношении вступления в тот или иной кооперативный союз. Поэтому только экономическая целесообразность и стремление к единству кооперативных рядов могли быть аргументами в пользу членства в союзе. Некоторые потребительские общества долгие годы оставались "дикими" (вне союза), хотя объединительная тенденция являлась общей, доминирующей (рис. 3).

Рис.3. Организационное построение потребительской кооперации

Рис.3. Организационное построение потребительской кооперации


Сеть кооперативных магазинов и лавок, первичных потребительских обществ и их союзов складывалась постепенно благодаря усилиям миллионов кооператоров и представляла собой налаженный хозяйственный аппарат. Удельный вес потребительской кооперации в товарообороте страны в 1913 г. составлял 2,1%, в 1916 г. — около 7%, а в 1917 г. — в пределах 12-13%. В снабжении населения основными нормированными продуктами питания и товарами первой необходимости доля кооперации была значительно выше.
Организации потребительской кооперации осуществляли свою деятельность в нелегких условиях: они испытывали политическое недоверие со стороны властей, давление конкурентов в лице частных торговцев, недостаток собственных оборотных средств. Традицией российских потребительских обществ была (практика продажи товаров в кредит и по возможно низким ценам). Этого требовали сами члены-потребители из малоимущих слоев. Но относительная дешевизна товаров и продажа их в долг уменьшали возможности упрочения финансового положения кооперативов и снижали размеры кооперативных выплат пайщикам при распределении прибыли. В период мировой войны потребительские общества как экономические организации стали действовать весьма разумно: активнее собирать паи, сокращать торговлю в кредит, поощрять забор товаров пайщиками, ускорять оборачиваемость своих средств (капитал оборачивался от 7 до 15 раз в год). В итоге общества теперь работали |не то что безубыточно, а сплошь и рядом прибыльно. Правда, крупные кооперативы выплачивали в виде промыслового налога в пользу казны 1/5, а иногда и большую часть своей прибыли; зато мелкие "потребиловки" с основным капиталом до 10 тыс. руб. от налога освобождались.
И все-таки потребительские общества не просто выживали, а неизменно добивались успеха в предпринимательской деятельности. Основой успеха были их самостоятельность, независимость, самодеятельный характер, демократическое управление, работа в интересах широких слоев. Росло доверие к кооперации в деловом мире: конечно, преследуя собственные интересы, частные оптовые фирмы стали предоставлять потребительским обществам товарные кредиты. Среди всех видов кооперативов страны преобладали потребительские общества. Потребительской кооперации принадлежали 55% всех кооперативных обществ и 70% общей численности пайщиков России.
В России с начала XX века в стране было проведено несколько всероссийских съездов представителей всех видов кооперации большинства регионов. В работе съездов активное участие принимали делегаты потребительской кооперации.
Всероссийский кооперативный съезд (Москва, 1908 г.), делегатами которого были 824 человека, в числе других рассмотрел вопросы, касающиеся организации и деятельности потребительских обществ. В основу работы последних съезд решил положить рочдейлские принципы.
Самым важным итогом работы съезда явилось признание необходимости разработать проект единого для страны закона о кооперации и образование специального комитета по кооперативному законодательству. Некоторые вопросы развития кооперативов (о союзах, съездах, кооперативной пропаганде и др.), включенные в программу работы съезда по предварительному согласованию с министром внутренних дел, по требованию московского градоначальника остались нерассмотренными.
II Всероссийский кооперативный съезд (Киев, 1913 г.), собравший 1400 делегатов, обсудил проект закона о кооперации, вопросы о союзном строительстве, о положении рабочих и служащих в кооперации. По второму вопросу съезд поддержал «централистов», т. е. тех, кто полагал, что МСПО должен быть союзом отдельных потребительских обществ, которые при необходимости могут объединяться и в местные кооперативные союзы. «Федералисты», наоборот, считали, что МСПО должен объединять только губернские союзы, членами которых являются мелкорайонные союзы и отдельные потребительские общества. Эта точка зрения съездом была отвергнута. "Централисты" (в основном кооператоры Москвы и вообще северных губерний) призывали не дробить, а объединить покупательную силу потребительской кооперации в одном месте, центре; "федералисты" (главным образом кооператоры Украины, южных губерний) были за развитие хозяйственной инициативы своих организаций преимущественно на местах. Вопрос о централизации и федерализме в кооперации был тогда и является сегодня принципиальным.
На этом кооперативном съезде были приняты и другие важные резолюции: о культурно-просветительной деятельности кооперативов; об инструктировании и ревизии потребительских обществ; о правилах открытия кооперативной аптеки. Съезд высказался за привлечение женщин к активному участию в кооперативном движении. Съезд подчеркнул, что в число задач кооперативного воспитания человека входит борьба с пьянством как одним из факторов физического и нравственного вырождения личности; в резолюции было высказано пожелание, чтобы в лавках потребительских обществ совершенно не продавались крепкие спиртные напитки. Подзаголовок документа был четким: "О борьбе кооперативов с пьянством". Сохранились сведения, что вскоре Московский союз прекратил торговлю крепкими напитками.
Свержение царизма кооператоры встретили восторженно, писал историк Владимир Кабанов (1934-2002), видя в этом ликвидацию своего бесправного положения. Февральскую революцию 1917г. кооперация приветствовала и в дальнейшем старалась содействовать закреплению складывающегося демократического строя в стране.
После Февральской революции в условиях продолжающегося кризиса экономики и разгула спекуляции товарами, но в обстановке демократических перемен и растущей общественной активности людей в России произошел новый подъем кооперативного движения. Потребительские общества создаются почти повсеместно, даже в самых глухих "медвежьих углах", например, в Дудинке, что на Енисейском Севере.
20 марта 1917г. Временное правительство издало Положение о кооперативных товариществах и их союзах, вступившее в силу 1 мая. Это был первый в стране специальный закон о кооперации, плод коллективного творчества кооператоров. В разработке данного рамочного закона активное участие приняли крупнейшие представители кооперативного движения: Алексей Анцыферов, Владимир Зельгейм, Андрей Кулыжный, Сергей Прокопович, Ваан Тотомианц, Михаил Туган-Барановский, Василий Хижняков и др.
Положение включало 2 раздела, 12 глав и 68 статей. Оно признавало кооперативом товарищество с переменным составом и капиталом, которое, действуя под особою фирмою, имеет целью содействовать материальному и духовному благосостоянию своих членов посредством совместной организации разного рода хозяйственных предприятий или труда своих членов. Потребительские общества тоже были отнесены к кооперативным товариществам.
Главным документом для организации кооператива был признан устав, подписанный не менее чем 7 учредителями. Впредь кооперативы могли создаваться в явочном порядке, без предварительного разрешения властей. Закон допускал возможность применения в кооперативах ограниченной или неограниченной материальной ответственности. Закон выдвигал новые требования к основным статьям устава, предусматривал предоставление кооперативным организациям некоторых налоговых льгот. В целом закон облегчал развитие всех видов кооперации. Важно подчеркнуть: он исключал возможность вмешательства государства в деятельность кооперативных организаций.
Этот закон по ходатайству кооператоров Временное правительство дополнило 21 июня Положением о регистрации товариществ, обществ и союзов, а 1 августа - Положением о съездах представителей кооперативных учреждений. Значение указанных законодательных актов заключалось в том, что они открыли широкий простор для свободного развития кооперации в целом и потребительской кооперации в частности.
В такой обстановке в 1917 г. было проведено еще три всероссийских кооперативных съезда: один очередной в конце марта и два чрезвычайных в сентябре и октябре. Все они носили преимущественно политический характер, хотя на словах кооперативные деятели России были за политический нейтралитет кооперации.
В соответствии с решениями мартовского съезда был создан организационный центр всех видов кооперации страны - совет Всероссийских кооперативных съездов, активно поддерживавший Временное правительство. Некоторые видные кооперативные деятели были выдвинуты на высокие правительственные должности. Председатель совета Всероссийских кооперативных съездов Сергей Прокопович возглавил Министерство торговли и промышленности, член правления МСПО — Центросоюза Владимир Зельгейм занял пост товарища (заместителя) министра земледелия и т. д. Известно, что в марте 1917 г. Временное правительство приняло постановление "О передаче хлеба в распоряжение государства", осуществление которого означало по сути дела введение государственной монополии на хлеб. Все излишки продовольственного зерна и фуража объявлялись государственной собственностью, а предпочтение в их заготовках отдавалось кооперативным и общественным организациям. Министерство продовольствия, почти полностью состоявшее из кооператоров, деятельно участвовало в реализации продовольственной политики Временного правительства.
В то время кооператоры России "забыли" о неучастии кооперации в политической борьбе. Кооперация выступила как самостоятельная политическая сила. Представители кооперативных организаций участвовали в Государственном совещании (Москва, август 1917 г.) и Демократическом совещании (Петроград, сентябрь 1917 г.), которыми были предприняты попытки укрепить позиции Временного правительства. На выборах в Учредительное собрание кооперация выдвинула собственный список кандидатов, хотя не смогла провести в его состав ни одного своего кандидата.
Общим итогом длительного развития российской кооперации стал ее выход на первое место в мировом кооперативном движении по числу первичных кооперативов и численности их членов. Организационную сеть потребительской кооперации России характеризуют следующие наиболее вероятные цифровые данные, приводимые в некоторых исследованиях: к концу 1917 г. насчитывалось 35 тыс. потребительских обществ, которые объединяли 11,55 млн. членов-пайщиков и имели до 50 тыс. магазинов и лавок. Многие из этих кооперативов входили в мелкорайонные, губернские или региональные союзы потребительских обществ. Число такого рода союзов перевалило за 400. Кроме предприятий розничной торговли, организации потребительской кооперации имели оптовые склады, создавали хлебоссыпные пункты, оборудовали ледники для хранения скоропортящихся товаров и т. д.
В России давно уже количественно преобладали небольшие, преимущественно однолавочные сельские потребительские общества. Но примером более успешного предпринимательства и развитой самодеятельности пайщиков служили многолавочные городские потребительские общества. Такой кооператив, объединяя тысячи и десятки тысяч членов, кроме магазинов нередко открывал столовую и чайную, хлебопекарню и другие предприятия, а также устраивал клуб и библиотеку, имел многочисленных кооперативных активистов.
Рабочие потребительские кооперативы теснее сотрудничали с профсоюзами и социал-демократическими партиями (большевиками либо меньшевиками). После Февральской революции происходит быстрый рост числа независимых рабочих потребительских кооперативов. Летом 1917 г. состоялся I Всероссийский съезд рабочей кооперации. Он решил создать организационный (идейный) центр рабочей кооперации - ее Всероссийский совет, который возглавили кооператоры: практик Лев Хинчук (1868-1939) и ученый Константин Пажитнов (1879-1964). Наметилось выделение рабочей ветви потребительской кооперации из общегражданской.
Как правило, кооператоры самокритично оценивают свои организации с точки зрения того, являются ли они подлинно кооперативными или нет. Чуть ли не единственными критериями истинности кооператива справедливо считаются самодеятельность его членов и соблюдение кооперативных принципов. В отношении дореволюционной потребительской кооперации России напрашивается вывод о том, что в целом она была поистине народной, настоящей кооперацией.
<< | >>
Источник: К.И. Вахитов. История потребительской кооперации России. 2007
Вы также можете найти интересующую информацию в электронной библиотеке Sci.House. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме 4.4. Развитие потребительской кооперации страны в начале XX века:

  1. 5.5. Образование Российского союза потребительских обществ. Развитие потребительской кооперации страны
  2. 3.3. Возникновение потребительской кооперации в зарубежных странах
  3. 6.10. Проблемы и перспективы развития потребительской кооперации
  4. ГЛАВА 4. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ КООПЕРАЦИИ В РОССИИ В УСЛОВИЯХ СКЛАДЫВАЮЩЕГОСЯ РЫНОЧНОГО ХОЗЯЙСТВА (1831-1917 ГГ.)
  5. 5.1. Потребительская кооперация после революции в октябре 1917 г. Начало повторного огосударствления кооперации
  6. 7.1. Структурные изменения в экономике развитых стран в конце XIX– начале XX в
  7. 7.1. Структурные изменения в экономике развитых стран в конце XIX- начале XX в.
  8. № 78. Особенности развития в европейских странах банковского сектора в конце 19 – начале 20 веков.
  9. № 155. Промышленный переворот в России в конце 19 – начале 20 века
  10. Состояние сельского хозяйства России в начале ХХ века. Аграрная реформа П.А. Столыпина
  11. № 161. Основные направления привлечения иностранных инвестиций в экономику России в начале 20-го века
  12. К.И. Вахитов. История потребительской кооперации России, 2007
  13. 6.9. Кадры, образование и наука в потребительской кооперации
  14. 6.1. Потребительская кооперация в условиях формирования рынка
  15. ГЛАВА 7. ПОТРЕБИТЕЛЬСКАЯ КООПЕРАЦИЯ РОССИИ В НАЦИОНАЛЬНОМ И МЕЖДУНАРОДНОМ КООПЕРАТИВНОМ ДВИЖЕНИИ