1.2. Индивидуалистические начала теории налогов

.
Один из самых значительных средневековых авторитетов по теории государства и права Фома Аквинский (1225-1274 гг.) отделяет налоги от иных доходов государства по двум отличительным признакам: распределению на всех (принцип всеобщности) и соразмерности бремени (принцип справедливости).
Таким образом, с исторической точки зрения с середины XIII века налоги с граждан увязывались с двумя критериями: с всеобщим благом и с обязанностью каждого уплачивать посильный налог.
Победоносное шествие налога, происходившее по мере формирования и развития государства в странах Европы не могли остановить ни Крестьянская война 1525 г., ни иные бунты против налогового бремени. Налог, который еще в XV и начале XVI века взимался в исключительных случаях как нерегулярный взнос (зачастую для укрепления армии) постепенно к XVII столетию – превратился в регулярно осуществляемый платеж в казну.
Зарождение исходных начал налоговой теории и ее эволюцию в рамках финансовой науки следует связывать с сочинениями одного из меркантилистов последней трети XV в. Диомеда Карафа (1406-1487 г.). Будучи казначеем неаполитанского королевства, он считал, что основные доходы должны приносить принадлежащие государству домены (земля, леса, недра и другое имущество), а налоги должны стать только чрезвычайным источником.
Научное обоснование источников государственных доходов послужило формированию индивидуалистических начал теории налогов, среди которых выделяются: теория обмена услуг - от граждан в казну определенные обязательные платежи, от государя населению - услуги по защите и охране правопорядка. Основоположником теории, исходящей из частноправового взгляда на государство (в соответствии с учением о государстве как результате соглашения между гражданами), был английский философ Т. Гоббс (1588-1679), который в 1651 г. писал, что налоги являются той ценой, которой покупается мир. Т. Гоббс обосновал идею естественного и гражданского состояния человеческого рода, как продукт деятельности людей, как продукт «общественного договора» между людьми. По Гоббсу, в естественном состоянии люди жили по принципу «человек человеку – волк», что в конце концов привело бы к самоуничтожению человеческого рода. Избежать эту перспективу можно было только путем «общественного договора» между людьми, поручив следить за его исполнением государству (по Гоббсу - Левиафану - механическому чудовищу, охраняющему и оберегающему людей от самоуничтожения) .
Т. Гоббс рассматривал налогообложение как систему контрактов между государством и гражданами, в рамках которой государство в обмен на уплату налогов предоставляет своим гражданам охрану жизни и имущества, судебную защиту и т.д.
В идеальной модели Гоббса индивиды, время от времени ведущие войну друг с другом, объединяются при заключении договора со своим внешним миротворцем. Таким миротворцем, обеспечивающим мир и согласие в обществе, у Гоббса является государь и именно ему индивиды передают полномочия по обеспечению соблюдения закона. Индивиды, которые договариваются о существовании института принуждения, одновременно идут на добровольное ограничение собственных прав и возможностей.
Институт в данном случае является некоторым «общественным благом», но в новом присущем ему институциональном смысле как некий порядок, «правила игры», порядок, в существовании которых нуждаются все члены общества.
Таким образом, можно сказать, что налоги, будучи институтом государства, одновременно являются коллективным благом для общества, несмотря на тот очевидный убыток, который терпит каждый налогоплательщик, отдавая часть своего дохода государству.
В XVIII веке была выдвинута идея налога как страховой премии, как разновидность индивидуалистической теории обмена услуг, в соответствии с которой граждане должны платить налоги, чтобы застраховать себя от всякого рода рисков и неожиданностей. Размер страховой премии должен соответствовать размеру дохода или имущества индивида, которое охраняется и страхуется государством.
Развитие учения о правовом государстве ускорили появление идеи принудительного характера налога и в связи с этим теории жертвы, приносимой подданными государству. Ж. Сисмонди (1773-1842гг.) называл жертвой подданных плату за услуги государства.
Индивидуалистические начала теории налогов в рамках экономической теории получили развитие в трудах У. Петти, А. Смита и Д. Рикардо, и находят свое продолжение в современных экономических учениях неолиберального направления: неоклассической теории, экономике предложения и теории общественного выбора. Сущность всех индивидуалистических теорий заключается в приоритете интересов личности над интересами государства в налоговых отношениях.
Один из родоначальников английской классической политической экономии Уильям Петти (1623-1687 гг.), будучи предшественником шотландца Адама Смита (1723-1790 гг.) и англичанина Давида Рикардо (1772-1823 гг.), известен и как автор первого специального сочинения «Трактат о налогах и сборах» (1662 г.). В этом небольшом сочинении (в русском переводе 70 книжных страниц) автор сначала раскрывает природу шести видов государственных расходов, анализирует причины, увеличивающие их, показывает пути сокращения четырех статей государственных расходов, а по двум рекомендует их увеличить (расходы на социальную помощь и здравоохранение, расходы на улучшение и строительство шоссейных дорог, расчистку и углубление рек, возведение мостов и плотин, разработку месторождений).
У. Петти формулирует пути устранения причин, вызывающих недовольство при уплате налогов и сборов: обеспечение соразмерности, определенности, пропорциональности и обоснованности, однократности и экономичности обложения. Предлагает также различные пути и способы, посредством которых эти налоги можно наиболее легко, быстро и безболезненно собрать, опираясь при этом на обобщение практики обложения населения разных государств Европы.
В сочинении последовательно рассматриваются поземельный налог в связи с рентным доходом, таможенные пошлины («это сборы или налоги с товаров, вывозимых из владений государя или ввозимых в них»), а также подушной налог.
Для замены малозначительных налогов и сборов, вызывающих недовольство населения каким-либо другим налогом, более действенным и приемлемым, У. Петти предлагает обложить предметы потребления акцизом, т.е. перейти к косвенному налогообложению.
Таким образом, развивая теорию налогов, в соответствии с которой налоги вводились в период чрезвычайных обстоятельств, когда государству требовались дополнительные доходы для покрытия расходов по укреплению армии и правопорядка, У. Петти сформулировал экономические основы индивидуалистической теории. По ней жители страны должны участвовать в покрытии государственных расходов лишь соответственно их доле и заинтересованности в общественном спокойствии, т.е. в соответствии с их имуществом или богатством. Четкое обоснование получили объекты налогообложения, доля изъятия (ставка), переложение налогов.
Классическая экономическая школа в лице А. Смита и Д. Рикардо внесла значительный вклад в развитие индивидуалистических течений теории налогов. Основу теоретических воззрений А. Смита в области налогообложения необходимо связывать с положениями его экономической теории в целом: теорией доходов, теорией стоимости, исследованиями роли государства в экономике.
Согласно теории стоимости и теории доходов, сформулированных А. Смитом, заработная плата, прибыль и земельная рента являются тремя первоначальными источниками всякого дохода, из которых слуги общества получают свои средства к существованию.
Взаимоотношения частных лиц с государством рассматриваются А. Смитом по аналогии с рыночными сделками, в основе которых лежит эквивалентный обмен. Однако, частная сделка носит добровольный характер и связана с возможностью ее принятия или непринятия, налог же, согласно современным взглядам на его природу, является принудительным платежом.
А. Смит выделял четыре принципа, на которых, по его мнению, должна строиться налоговая система любого государства: справедливость, определенность, удобство и экономичность.
Принцип справедливости означает, что налоги должны ложиться по возможности равным бременем на всех налогоплательщиков. «Если один несет бремя, которое меньше его справедливой доли, то кому-то другому надлежит нести большую долю» – подчеркивал А. Смит.
Принцип определенности в налогообложении заключается в том, что налог должен быть точно определен по способу и сумме платежа, по срокам уплаты, причем метод исчисления налога должен быть простым и ясным. «Там, где этого нет, – писал А. Смит, – каждое лицо, облагаемое налогом отдается в большей или меньшей степени во власть сборщика налогов, который может отягощать налог для всякого неугодного ему плательщика, или вымогать для себя угрозой такого отягощения подарок или взятку».
Принцип удобства, по А. Смиту, состоит в том, что каждый налог должен взиматься таким способом и в такое время, которые наиболее удобны плательщику.
Принцип экономичности заключается в том, что издержки государства по взиманию налогов должны быть минимальными.
А. Смит уделяет особое внимание исследованию объектов налогообложения, видам налогов, применяемых в налоговых системах европейских стран. Рассматривая ренту как объект налогообложения, А. Смит выделяет поземельный налог, налог с продукции земли (десятину) и налог на наемную плату с дома (на ренту с дома).
Смит различал косвенное налогообложение товаров первой необходимости и предметов роскоши. Налогообложение товаров первой необходимости, по его мнению, неизбежно приведет к повышению цен на эти товары, а следовательно, и росту заработной платы. Акцизное налогообложение предметов роскоши приводит к росту цены, но совсем не в обязательном порядке влечет за собой рост заработной платы.
В налогообложении внешнеторговых операций А. Смит отдавал предпочтение акцизам, а не таможенным пошлинам. Он выступал за сокращение перечня облагаемых таможенными пошлинами товаров для стимулирования внешней торговли.
Таким образом, А. Смит, развивая идеи свободы рыночной торговли и предпринимательства, выступал против установления чрезмерного налогового бремени на экономику. В соответствии с его учением, налог представляет собой потерю экономических ресурсов для общества. Позднее сторонники коллективистских теорий будут оспаривать это положение, утверждая тезис об эффективности перемещения (за счет налогов) ресурсов в общественный сектор экономики.
Давид Рикардо в «Началах политической экономии и налогового обложения» (1817 г.) излагает собственные взгляды на действие налогов, опираясь на экономические концепции А.
Смита.
Д. Рикардо подразделял налоги по их базе: налоги на капитал или на доход. Прежде всего он отстаивает принцип, согласно которому все налоги препятствуют накоплению капитала, если они не сопровождаются увеличением производства или снижением непроизводительного потребления. По его мнению, правительство должно всячески поощрять стремление к накоплению. Рассматривая капитал как объект налогообложения, мы тем самым, по мнению Д. Рикардо, затрагиваем фонд, предназначенный для содержания труда (рабочей силы), и тем самым уменьшаем будущее производство страны.
Рикардо выступал против налогов на передачу имущества, считая их разновидностью налогов на капитал. В качестве довода против налогов на сделки с капиталом, землей и недвижимостью Рикардо приводил доводы другого известного экономиста Ж.-Б. Сэя. Продавая или покупая землю, люди предполагают более эффективное помещение капитала и обеспечивают его мобильность. Обмен умножит доход посредством умножения дохода обеих сторон. Если пошлины будут чрезмерно велики или налог очень сложен в администрировании, то сделка не состоится.
Точка зрения А. Смита, что заработная плата не может облагаться налогом впоследствии пересматривается Д. Рикардо. Он исходит из того, что налоговые поступления казны, будучи потраченными государством, увеличивают спрос на труд и, следовательно, номинальную заработную плату. Номинальная заработная плана возрастает меньше, чем размер налога и поэтому реальная заработная плата уменьшается. При этом предполагается, что спрос частного сектора на труд не реагирует на налогообложение.
В отношении налогообложения такого важного для того исторического периода дохода как рента, точка зрения Рикардо заключается в том, что бремя налога на ренту не может быть просто переложено на покупателя, потому что это налог на естественный фактор производства (земля), предложение которого фиксировано. Только при варьировании предложения бремя налога перекладывается на покупателя. Налог на ренту частично распространится и на прибыль, поскольку не вся получаемая рента является экономической рентой в чистом виде.
Земельный налог, по мнению Рикардо, может существовать в двух видах. Налог, пропорциональный ренте с земли и изменяющийся с каждым изменением ренты, не касается земли, которая не дает ренты, или продукта капитала, который прилагается к земле в расчете на прибыль и действует как налог на ренту, не влияющий на цену зерна и целиком падающий на землевладельцев. Налог же на всю возделываемую землю, как бы он ни был умерен, будет налогом на продукт и повысит цену зерна. Такой налог будет очень неравномерен. Десятину Рикардо признает равномерным налогом на валовой продукт земли, падающим на потребителя.
Налоги на недвижимость, считал Рикардо, являются дополнительной рентой, имеют тенденцию переложения «назад», на владельца по причине неэластичности спроса. Высокие налоги на недвижимость, по мнению Рикардо, провоцируя дальнейшее снижение спроса, приводят к уменьшению ренты землевладельца путем перераспределения налогового бремени.
В части налога на прибыль Рикардо также использовал идеи переложения налогового бремени. Он считал, что налоговая база по налогу на прибыль уменьшается от обложения налогами товаров, потребляемых рабочими, что, в свою очередь, увеличивает заработную плату. Налоговая база по налогу на прибыль, по мнению Рикардо, уменьшается от обложения товаров, потребляемых рабочими, что, в свою очередь, увеличивает оплату труда. Важным условием эффективности этого налога является неизбирательность его применения, ибо, будучи примененным в одной отрасли, он вызовет снижение нормы прибыли и отток капитала. В случае же его введения в масштабах всей экономики при условии неизменности денежной массы налог на прибыль не приведет ни к структурным диспропорциям, ни к росту цен.
Д. Рикардо приводит продуктивное, с точки зрения развития классической теории налогов, рассуждение о том, как цена обложенного налогом товара движется к равновесному уровню. Хотя он не использует термин «эластичность», но довольно четко формулирует мысль о том, что существуют различия в реакции на цену спроса и предложения различных категорий благ.
Рикардо отстаивает типичную для XVIII века позицию, согласно которой спрос «на предметы необходимости» обнаруживает малую ценовую эластичность по сравнению со спросом на «предметы роскоши». Налоги на предметы роскоши вызовут повышение цен только на них, то есть будут полностью возложены на потребителя. Это не сможет ни повысить заработную плату, ни понизить прибыль.
В работах Рикардо содержатся рассуждения воздействия налога на прибыль на цены предложения товаров. Хотя бремя налогов будет сдвинуто по цепочке в направлении конечного потребителя, оно, по мнению Рикардо, будет неравномерно влиять на цены продажи товаров по причине различий в строении и скорости оборота капитала.
Весьма актуальными представляются те выводы, которые делает Рикардо в отношении влияния налогов на экономику страны в целом. По существу эти выводы уже затрагивают основы формирования налоговой системы и налоговой политики.
Англичанин Дж.С. Милль (1806-1873 гг.) считал, что каждый человек обязан отдать государству часть своего дохода взамен на получаемую им помощь и поддержку. Дж.С. Милль в своем объемистом сочинении «Основы политической экономии» (1848) обосновал теорию необлагаемого налогом минимума при подоходном обложении, который должен равняться прожиточному минимуму.
Дж.С. Милль был противником прогрессивного подоходного обложения, так как считал, что облагать более высоким процентом более высокие доходы означает – вводить налог на трудолюбие и бережливость, наказывать человека за более усердную работу. Справедливое законодательство, по мнению Д.С. Милля, не должно побуждать к расточительству, а, напротив, должно поощрять сбережение плодов честного труда.
В отечественной науке индивидуалистическое течение теории налогов наиболее ярко представлены в работе Н.И. Тургенева «Опыт теории налогов» (1818 г.). Считается, что эта книга заложила основы отечественной науки о налогах и финансах. В ней автор изложил сущность и происхождение налогов, обосновал значение их для развития государственного хозяйства и всей экономики страны. Он развивал и пропагандировал в России принципы налогообложения А. Смита, выступал за умеренное и равномерное налогообложение в удобное для налогоплательщиков время. «Дело не только в том, чтобы правительство получало сколь возможно более высокие доходы, но и в том, чтобы доход сей был сколь возможно менее обременителен для народа… Налоги должны быть распределяемы между всеми гражданами в одинаковой соразмерности, пожертвования каждого на общую пользу должны соответствовать их доходу… Количество налога, время и образ платежа должны быть определены, известны плательщику и не зависимы от власти собирателей», – писал Н.И. Тургенев.
Н.И. Тургенев критиковал практику подушного налога, который в России был отменен позже, чем в других странах. В качестве главного неудобства подушных налогов он называл то, что они не сообразуются с доходами каждого налогоплательщика.
Н.И. Тургенев выступал за снижение налогового бремени, освобождение от налогов предметов первой необходимости, так как их потребителями являются низкодоходные слои населения. Он призывал крайне осторожно проводить налоговую политику, изучать и прогнозировать последствия введения тех или иных налогов, изменения ставок или порядка их взимания.
Развивая моральное чувство ответственности относительно уплаты налогов в пользу государства, Н.И. Тургенев увязывал рост правового сознания населения с ростом уровня его образования. Успехи в области образования населения благоприятно действуют на усовершенствование налоговой системы. Граждане государства все более четко и осознанно воспринимают необходимость платить налоги, делают это с большей готовностью.
В работе другого российского ученого, профессора Харьковского университета М.М. Алексеенко, «Взгляд на развитие учения о налоге у экономистов А. Смита, Ж.-Б. Сэя, Д. Рикардо, Ж. Симсонди и Д.С. Милля» (1870г.) проанализированы труды выдающихся экономистов классической школы, что позволило ему продвинуться в исследовании природы налога.
Заслуга А. Смита и Д. Рикардо, по мнению М.М. Алексеенко, состоит прежде всего в разработке экономической природы налога. М.М. Алексеенко первым пришел к выводу о двойственной – экономической и правовой - природе налога. Он писал: «С одной стороны, налог – один из элементов распределения, одна из составных частей цены, с анализа которой (т.е. цены) собственно и началась экономическая наука. С другой стороны, установление, распределение, взимание и употребление налогов составляет одну из функций государства».
М.М. Алексеенко подводит итог исследованиям сущности налога, изложенным в трудах классиков: налог – это экономическое и политико-правовое явление общественной жизни.
Обобщая вышеизложенное, воспользуемся кратким и емким изложением эволюции взглядов на природу налога сделанным на заре XX в.: «Вначале господствующей является идея дара. В средние века индивидуум делает подарок правительству. Идея дара находит свое выражение в латинском термине donum и в английском – benevolence.
На второй ступени правительство смиренно умоляло или просило народ о поддержке. Этой идее соответствовало латинское слово precarium, которое употреблялось на континенте несколько столетий, также и германское bede (от beten – просить). На третьей стадии мы встречаемся с идеей помощи, оказываемой государству. Эта идея нашла свое выражение в латинском adiutorium, английском aid и французском aide.
На четвертой стадии появляется идея о жертве, приносимой индивидуумом в интересах государства. Он теперь отказывается от чего-либо в интересах общественного блага. Эта идея видна из старофранцузского gabelle, в современном немецком abgabe, в латинском dazio.
На пятой стадии у плательщика развивается чувство долга, обязанности, которому соответствует английское duty.
Лишь на шестой стадии встречаем идею принуждения со стороны государства. Эту идею мы видим в английском impost или imposition, также как во французском impot и итальянском imposta.
На седьмой и последней стадии мы видим идею определенной доли или оклада, установленных или исчисленных правительством, вне всякой зависимости от воли плательщика». Эту идею видим в средневековом английском термине scot…, который представляет собой видоизмененное немецкое schoss».
<< | >>
Источник: А.З. Дадашев. Курс лекций по блоку учебных дисциплин по налогам и налогообложению. 2007

Еще по теме 1.2. Индивидуалистические начала теории налогов:

  1. Статья 3. Основные начала законодательства о налогах и сборах
  2. 1.3. Налоги в контексте теории коллективных потребностей
  3. § 1.3. История развития научных представлений о налогообложении. Общие и частные теории налогов
  4. С начала 1970-х гг.
  5. 32.1. Экономические кризисы начала XX в.
  6. 70. УСЛОВИЯ НАЧАЛА И ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРИМЕНЕНИЯ УПРОЩЕННОЙ СИСТЕМЫ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ
  7. Порядок и условия начала и прекращения применения ЕСХН
  8. ПРОДАВАЙТЕ ДО НАЧАЛА ВТОРОЙ ВОЛНЫ
  9. 32. Модель аграрной экономики России начала ХХ в
  10. Порядок и условия начала и прекращения применения упрощенной системы налогообложения
  11. 45.3. ДОМИНАНТЫ РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ НАЧАЛА III ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ
  12. «Для начала кризис должен достигнуть своего пика»
  13. РАЗДЕЛ III РУССКАЯ МЫСЛЬ ОТ ИСТОКОВ ДО НАЧАЛА СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА
  14. Раздел III РУССКАЯ МЫСЛЬ ОТ ИСТОКОВ ДО НАЧАЛА СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА