Гражданская война


Ретивые ниспровергатели всего советского в стремлении принизить значение Ве-ликой Октябрьской социалистической революции именуют ее Октябрьским переворотом. Однако уже в ночь с 26 на 27 октября 1917 г., с принятием «Декрета о земле», кардиналь-ным образом изменившим аграрные отношения в стране, переворот стал революцией.

В качестве неотъемлемой части «Декрета о земле» в него вошёл общекрестьянский наказ о земле. Он был составлен эсерами на основании 242 местных наказов, принятых на прошедших по всей стране сельских сходах. В.И. Ленин неоднократно признавал, что первоначальными своими успехами, в том числе «триумфальным шествием» по стране, Советская власть была обязана тому, что большевики сознательно отступили от своего идеала ? общественной обработки земли в крупных хозяйствах и способствовали приня-тию «Декрета о земле» в «эсеровской», а фактически в народной, крестьянской редакции, закреплявшей преимущественно индивидуальный способ хозяйствования в деревне.
Сельское хозяйство в начале ХХ в. базировалось на тягловой силе животных. При отсутствии возможности организации крупного машинного производства мелкая индиви-дуальная собственность и основанный на ней способ хозяйствования (при наличии общи-ны и простейших форм кооперации или без них) являлись оптимальными для решения со-циальных и экономических проблем деревни. Поэтому «вековые чаяния» российского крестьянства о земле и воле имели под собой очевидное экономическое обоснование.
В своей основе мероприятия, предусматриваемые «Декретом о земле», лежали в русле буржуазно-демократических, а не социалистических преобразований деревни. Они отвечали интересам всего крестьянства ? и бедняков, и середняков, и кулаков. Два декре-та — о земле и о мире обеспечили Советской власти в первые месяцы её существования поддержку подавляющего большинства населения. Сбывалось предоктябрьское предви-дение Ленина, утверждавшего, что никакая сила не свергнет правительство, давшее наро-ду мир, а крестьянам — в стране с огромным аграрным перенаселением — землю без вы-купа. Он предполагал, что «сопротивление буржуазии... конечно, неизбежно. Но, чтобы сопротивление дошло до гражданской войны, для этого нужны хоть какие-нибудь массы, способные воевать и победить Советы. А таких масс у буржуазии нет и взять их ей неот-куда»5. Таким образом, соотношение сил осенью 1917 – весной 1918 гг. исключало круп-номасштабную гражданскую войну.
И вдруг летом 1918 г. произошла целая серия контрреволюционных восстаний, в результате которых Советская республика потеряла 3/4 территории. Колчак угрожал По-волжью, почти уничтоженная ранее Добровольческая Армия захватила Северный Кавказ. Эти успехи контрреволюции не могут быть объяснены ни усилением натиска уже разби-тых ранее буржуазно-помещичьих элементов, ни интервенцией государств Антанты, ко-торая до выхода Германии из войны в ноябре 1918 г. носила ограниченный характер. Главная причина заключается в том, что буржуазная контрреволюция к лету 1918 г. полу-чила массовую базу в лице крупного и отчасти среднего крестьянства и казачества, кото-рой не имела ранее.
Фактором, коренным образом изменившим ситуацию за такой короткий период, была проводимая жёсткими методами политика государственной хлебной монополии. Хлебная монополия и осуществлявшаяся в ее рамках с 1919 г. продразвёрстка представля-ли собой способ решения продовольственной проблемы в стране с разрушенной войной экономикой. Принципиально, что в стране имелось достаточно хлеба для удовлетворе-ния потребностей населения, но он находился в деревне, в основном у кулаков и частично у середняков, и проблема состояла в том, каким способом изъять у них хлебные запасы для снабжения городов.
В условиях военной разрухи город мог предложить селу всё меньшее количество товаров. При бестоварье хлеб оставался единственной «твёрдой валютой», главным пред-метом торговли. В результате цены росли, а крестьяне придерживали хлеб в ожидании дальнейшего их повышения. Таким образом, традиционный капиталистический метод свободной рыночной торговли в условиях разрухи и бестоварья стал неэффективным. По-этому Временное правительство в первый же месяц своего существования приняло закон о хлебной монополии. Суть его заключалась в запрещении всякой частной торговли хле-бом, в закупке его государством по твёрдым ценам и распределении только через государ-ственные органы. Однако Временное правительство оказалось неспособным последова-тельно воплотить этот антирыночный и антибуржуазный закон в жизнь.
К маю 1918 г. ситуация с продовольствием в городах обострилась до крайности. Перспектива падения Советской власти в результате голодных бунтов, призрак которых неотступно преследовал и царское, и Временное правительства, стала реальностью. След-ствием восстановления свободных цен на хлеб был бы неизбежный массовый голод об-нищавшего и потерявшего работу за годы военного лихолетья населения городов. Поэто-му большевики главной мерой предотвращения голода считали контроль и регулирование сферы распределения продуктов со стороны государства. Они ужесточили и довели до ло-гического предела систему государственной хлебной монополии.
В мае-июне 1918 г. был принят ряд декретов, ознаменовавших переход к продо-вольственной диктатуре. Посылка вооруженных продотрядов в деревню приняла массо-вый и организованный характер. Был объявлен «крестовый поход в деревню за хлебом» против кулаков, удерживающих излишки хлеба. Задача состояла в том, чтобы силой за-ставить зажиточное крестьянство подчиниться режиму хлебной монополии.
В результате свободная торговля хлебом в стране (за исключением незаконных спекуляций) была ликвидирована. Её заменила строго централизованная государственная система заготовки (с 1919 г. получившая название продразвёрстки) и карточного распре-деления продовольствия. Крестьяне были обязаны сдавать весь товарный хлеб по твёрдым ценам, которые были на порядок ниже спекулятивных рыночных, а с учетом быстрого обесценивания денег — практически безвозмездно. Укрывательство хлеба приняло массо-вый характер. В этих условиях государственные заготовки хлеба приняли характер рекви-зиций. Неизбежным следствием сопротивления крестьян хлебозаготовкам стало усиление репрессивных элементов государственной политики органами ВЧК.
Политика хлебной монополии, сопровождаемая репрессиями и подрывающая са-мые основы крестьянского хозяйства, за короткое время превратила зажиточного крестья-нина (не только кулака, но в значительной мере и середняка) из благодарного союзника в «злейшего врага» Советской власти.
Зажиточное крестьянство и казачество составили массовую базу белых армий. Причем, в отличие от крупной буржуазии и помещиков, они боролись не за собственность, а за свободу торговли, против реквизиций и репрессий «чрезвычаек».
Компромисс стал невозможным: гражданские войны заканчиваются или победой одной из сторон, или полным истощением сил. Уже в августе 1918 г. Ленин имел все ос-нования заявить, что «кулаки — бешеный враг Советской власти. Либо кулаки перережут бесконечно много рабочих, либо рабочие беспощадно раздавят восстания кулацкого, гра-бительского меньшинства народа против власти трудящихся. Середины тут быть не мо-жет»6. Под кулаками здесь следует понимать и значительную часть середняков, интересы которых также были затронуты режимом хлебной монополии.
Взаимная несовместимость Советской власти и зажиточного крестьянства (в том числе и кулаков) не была предопределена заранее и не вытекала из теории большевизма. Кулак наиболее ярко отражал двойственную природу крестьянина как хозяина, собствен-ника, с одной стороны, и труженика — с другой. В соответствии с этим марксистским те-зисом большевики не ставили цели экспроприации мелкого собственника. Даже в конце гражданской войны, в которой кулаки сыграли далеко не последнюю роль, Ленин про-должал придерживаться той же принципиальной точки зрения: «...экспроприация даже крупных крестьян никоим образом не может быть непосредственной задачей победившего пролетариата»7, допуская конфискацию земли лишь в случае сопротивления кулаков Со-ветской власти. Кулак, в отличие от капиталистов и помещиков, не был изначально отне-сен к идейным врагам Советской власти.
В борьбе против кулака Советская власть задействовала свой главный козырь — классовую борьбу. Если в событиях 1917 г. против помещичьего землевладения крестьян-ство выступало единым фронтом, как единый класс-сословие, то уже летом 1918 г. отме-чаются признаки разгорающейся классовой борьбы на селе, причем она в значительной мере была привнесена туда извне. Дело в том, что логика продовольственной диктатуры потребовала изоляции кулака на его собственной территории — в деревне и мобилизации бедняцкого слоя на борьбу с ним. Часть изъятого у зажиточных крестьян хлеба (до 25%) стала раздаваться на месте деревенским беднякам, которые традиционно страдали от не-достатка продовольствия. В июне 1918 г. был издан декрет об организации комитетов бедноты (комбедов). Комбеды наряду с продотрядами сыграли огромную роль не только в реализации политики продовольственной диктатуры, но и в подрыве экономических основ влияния кулачества путём его частичной экспроприации (кулаки лишились 50 млн. из 80 млн. гектаров, которыми они владели до революции).
Классовая дифференциация крестьянства, безусловно, является результатом объек-тивных процессов, но одного этого фактора было недостаточно для того, чтобы в деревне разгорелась бескомпромиссная классовая борьба. В.И. Ленин не отрицал, что именно го-сударство в критический момент дало толчок классовой борьбе на селе, создав для этого организационную структуру в виде комбедов: «...мы были вынуждены в рамках государ-ственной организации положить в деревнях начало классовой борьбе, учреждать в каждой деревне комитеты бедноты полупролетариев и систематически бороться с деревенской буржуазией»8. В лице бедняков Советская власть получила мощную социальную опо-ру.
Итак, гражданская война стала возможной вследствие раскола народа на две соиз-меримые по величине части, разделённые социальной и классовой ненавистью. Сущест-вовал ли проход между Сциллой свободной хлебной торговли с неизбежным массовым голодом в промышленных центрах и Харибдой продовольственной диктатуры? Вряд ли. Во всяком случае, предпринятая осенью 1918 г. попытка ввести продналог не увенчалась успехом, так как собрать его тогда, в разгар войны, не удалось, и пришлось вернуться к методам продовольственной диктатуры. Путь к продналогу пролёг через гражданскую войну, по завершении которой крестьяне уже с готовностью и облегчением восприняли эту меру Советского правительства. Исторический факт в том, что с помощью режима продовольственной диктатуры Советское государство сумело обеспечить население и Красную Армию продовольствием, избежало массового голода, даже несмотря на дли-тельное отторжение хлебных областей.
Историю гражданской войны невозможно понять без осознания того факта, что крестьянство, имея и отстаивая свои собственные цели, выступало в качестве третьей, причём решающей силы в развернувшейся борьбе. Но в отличие от двух остальных оно не смогло организоваться в самостоятельную, независимую политическую и военную силу. По разным причинам ни эсеры (в центральной России), ни анархисты (на Украине) не смогли стать тем политическим ядром, вокруг которого объединились бы крестьянские массы. Однако именно крестьяне (в основном их самая многочисленная часть ? середня-ки), поочередно сталкиваясь с издержками военного коммунизма и реставрационной по-литикой белогвардейцев, несколько (не один!) раз меняли свои симпатии, заставляя маят-ник военных успехов колебаться в ту или иную сторону и определяя тем самым весь ход гражданской войны. В конце концов, Советская власть одержала победу в бескомпро-миссной и яростной борьбе потому, что рабочие, сельские бедняки и середняки не захоте-ли возврата старых порядков. Факты свидетельствуют, что после тесного знакомства с буржуазно-помещичьей контрреволюцией, приносимой на штыках белых армий, крестья-не делали совершенно однозначный выбор в пользу Советской власти. «Хождением по мукам» гражданской войны трудящиеся массы выстрадали свой выбор. Однако больше-вики одержали только военную и политическую победу. Переход к нэпу означал принятие большевиками, как и в 1917 г., крестьянской аграрной программы и, следовательно, эко-номическую победу крестьянства. Лишь после этого гражданскую войну можно было счи-тать фактически оконченной.
Бурные события гражданской войны не должны заслонить того факта, что именно эко-номические факторы сыграли определяющую роль в самом возникновении гражданской войны, её течении и исходе. Колебания крестьянства, движение фронтов, возникновение мя-тежей и восстаний зависели прежде всего от того, как противоборствующие политические силы понимали и выражали экономические интересы большинства населения.
<< | >>
Источник: Ю. Александров. СИНТЕТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ СТОИМОСТИ. 2011
Вы также можете найти интересующую информацию в электронной библиотеке Sci.House. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Гражданская война:

  1. 23.4. Гражданская война и ее последствия
  2. Размеры государственной пошлины за государственную регистрацию актов гражданского состояния и другие юридически значимые действия, совершаемые органами записи актов гражданского состояния и иными уполномоченными органами
  3. ТАМОЖЕННАЯ ВОЙНА
  4. ВОЙНА ЦЕН
  5. Война газа
  6. 1. Тотальная война
  7. 3. Война и автаркия
  8. Странная война
  9. 2. Война и рыночная экономика
  10. КРЕДИТНАЯ ВОЙНА
  11. 27. Крымская война и ее влияние на экономическую ситуацию в стране
  12. 23.1. Война за независимость. Образование США
  13. 2.8. «Война» девальваций и крах международной торговли