загрузка...

В ОЖИДАНИИ РОСТА


Гарвардские экономисты Бен Джонс и Бен Олкен попробовали оценить, насколько сильно изменяются темпы экономического роста после смерти лидера страны33. Оказывается, довольно сильно, если речь идет о диктатурах, где власть лидера не ограничена политическими партиями, средствами массовой информации или какими-то институтами. А в демократиях лидеры не играют практически никакой роли — их смерть не сказывается даже на уровне инфляции (смерть диктаторов сказывается, и очень существенно).
Джонс и Олкен смотрят только на те смерти, которые были вызваны естественными причинами — например, сердечным приступом — или произошли в результате несчастного случая. Почему нельзя включать в анализ убийства или насильственное отстранение от власти? Дело в том, что и покушения, и попытки переворота могут быть связаны с экономической ситуацией в стране напрямую. То есть рост начался после убийства диктатора не потому, что он умер, а, наоборот, он был убит из-за того, что являлся препятствием для экономического роста. Та же логика может действовать и в случае бескровной смены власти. Зависимость между экономическими спадами и вероятностью военного переворота — установленный факт34. То, что Джонс и Олкен рассматривают только те смерти, которые не связаны напрямую с экономической ситуацией, позволяет им получить оценку «роли личности в истории».
Помимо анализа большого массива данных за последние полвека Джонс и Олкен приводят примеры резких ускорений, которые следовали за смертями отдельных деятелей.
Например, в период правления Мао средние темпы роста были около 2 процентов в год, а средние темпы роста с момента его смерти — почти в 3 раза выше — 5,9 процента! Средние темпы роста за 11 лет коммунистического правления Саморы Машела в Мозамбике составили -7,7 процента (это не опечатка — каждый год благосостояние мозамбикцев значительно ухудшалось), а после его смерти рост стал положительным. Смерть иранского лидера аятоллы Хомейни прекрасно видна на графике экономического роста Ирана: годы стагнации сменились годами быстрого развития.
В работе не обсуждаются специально последствия смерти Сталина для экономического роста — возможно, они показались авторам не столь красноречивыми, как в случаях Мао или Хомейни. Тем не менее они были существенными. По оценке историка экономики Ангуса Мэдиссона, в 1950–1953 годах ВВП надушу населения рос меньше чем на 2 процента в год, а в следующую трехлетку средний рост был в 3 раза выше (6 процентов). И это при том, что руководство страны претерпевало кардинальные изменения чуть ли не каждые полгода!
<< | >>
Источник: К.И. Сонин. Sonin. ru: Уроки экономики. 2011

Еще по теме В ОЖИДАНИИ РОСТА:

  1. Математическое ожидание
  2. 1. Темпы роста заработной платы выше темпов роста производительности
  3. Адаптивные инфляционные ожидания
  4. 2. Экономические ожидания потребителей.
  5. 2. ГИПОТЕЗА О РАЦИОНАЛЬНЫХ ОЖИДАНИЯХ
  6. Вариант ожидания
  7. СРАВНЕНИЕ ОТРИЦАТЕЛЬНОГО/ ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ОЖИДАНИЯ
  8. 2. Гипотеза о рациональных ожиданиях
  9. СКОЛЬЗЯЩАЯ СРЕДНЯЯ КАПИТАЛА С ОТРИЦАТЕЛЬНЫМ ОЖИДАНИЕМ
  10. ИНФЛЯЦИОННЫЕ ОЖИДАНИЯ
  11. ОЖИДАНИЯ ИНФЛЯЦИОННЫЕ
  12. 70. Какие выводы следуют из теории рациональных ожиданий?
  13. Инфляция при неверных ожиданиях
  14. «НОВАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ» МАКРОЭКОНОМИКА И ТЕОРИЯ РАЦИОНАЛЬНЫХ ОЖИДАНИЙ
  15. Ожидания, институты власти и издержкиинфляции
  16. 33. Понятие, показатели и факторы экономического роста. Модели экономического роста.
  17. Насколько реальны позитивные ожидания чиновников?
  18. Сейчас много говорят о замедлении темпов экономического роста. Произойдет ли замедление хозяйственного роста в 2009 году? Каковы в этом плане итоги 2008 года?
  19. Инфляция в условиях полногоприспособления к ней и верныхинфляционных ожиданий
  20. Урок 3. Необходимо постоянное усовершенствование, а не ожидание авральной ситуации