Урок № 23. Низкая инфляция начала XXI века — следствие быстрого роста и устойчивости демократий


Это только кажется, что большинство экономических сюрпризов, то есть ситуаций, когда происходящее сильно отличается от прогноза, негативны. Все первые десять лет XXI века экономисты во всем мире ждали более высокого роста цен, чем оказывалось на деле.
Ни макроэкономический кризис развивающихся стран в 1997–1998 годах, ни сначала выросший, а потом лопнувший интернет-пузырь, ни последовавшая американская рецессия, ни необычно высокие темпы роста по всему миру в последние годы не оказали существенного влияния на рост цен. Мировой финансовый кризис 2008–2009 годов еще сильнее замедлил этот рост — инфляция снизилась буквально повсеместно.
Когда корабль приходит в порт в назначенный срок, дело может быть в умении капитана, но, возможно, просто море было спокойным, а ветер попутным? Конечно, до 2008 года мировая экономика росла очень быстро. Однако быстрый рост сам по себе не является лекарством от инфляции. Впрочем, возможно, что он ее сдерживает через канал, который в хорошие экономические времена просто незаметен, — через политику. Жители быстрорастущих экономик не требуют от правительств немедленных усилий по борьбе с безработицей, и, значит, денежные власти имеют возможность делать то, что предписывает теория. Тем более что нынешняя политика центральных банков очень сильно завязана на доверии граждан. Они не просто должны верить тому, что говорят денежные власти, они еще и должны знать, что власти политические не станут вмешиваться в процесс.
Наиболее распространенное объяснение длительного периода низкой инфляции состояло в том, что центральные банки выучили уроки 70-х. Во-первых, забыта сама идея о том, что с помощью денежной политики можно повлиять на реальные переменные — занятость, выпуск, потребление в средне- или долгосрочной перспективе. Сейчас центральные банки отвечают только за изменение уровня цен. Во-вторых, они стали более независимыми от политиков. В-третьих, по сравнению с 70-ми центральные банки занимаются своим делом более ответственно. В XXI веке они реагируют на шоковые раздражители быстрее.
Например, в 2004 году политика денежных властей в мире была чрезвычайно экспансионистской: процентные ставки и в США, где ставки определяются Федеральной резервной системой (ФРС), и в Еврозоне, где за инфляцией смотрит Европейский центральный банк (ЕЦБ), были на рекордно низком уровне — 1 процент. Однако с тех пор центробанки действовали решительно: в 2006 году ставки, по которым можно занять у ЦБ, составляли 5,25 процента в США и 3,5 процента в Европе, а после начала мирового финансового кризиса в 2008 году снова упали практически до нуля.
НАВАЛИЛИСЬ ВСЕМ МИРОМ
Галоп цен остановлен и в Америке, и в Африке, и в Австралии

<< | >>
Источник: К.И. Сонин. Sonin. ru: Уроки экономики. 2011
Вы также можете найти интересующую информацию в электронной библиотеке Sci.House. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Урок № 23. Низкая инфляция начала XXI века — следствие быстрого роста и устойчивости демократий:

  1. 17.2.2. Россия XXI века может вернуться в границы XVI века
  2. НИЗКАЯ ИНФЛЯЦИЯ
  3. Урок № 22. Неравенство — не обязательно следствие экономического спада
  4. 11.4. Большой Китай: главное событие XXI века
  5. § 4. Гибкое предприятие - организация XXI века
  6. ГЛАВА 46. СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ НАЧАЛА XXI В. И ЕЕ ДОЛГОСРОЧНАЯ ПЕРСПЕКТИВА
  7. 3. Инфляция как следствие денежно-кредитной экспансии
  8. Д. Грейсон младший, К. О'Делл. Американский менеджмент на пороге XXI века, 1991
  9. США на пороге XXI в. Приоритеты устойчивого развития
  10. 36.7. ПОЛИТИКА ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА В РОССИИ В XXI В.
  11. Урок № 16. Хорошие институты способствуют экономическому росту. К сожалению, плохие могут быть очень устойчивыми