Индивидуализм и сообщество


Аналогичным образом, оппоненты классического либерализма огульно обвиняют либералов в поддержке «индивидуалистической раздробленности», в рамках которой каждый человек существует сам по себе, интересуясь лишь собственной выгодой и не обращая внимания на нужды и потребности других. Так, И. Дж. Дионн-младший из WashingtonPostпишет: современные либертарианцы убеждены, что «люди приходят в этот мир как полностью сформировавшиеся взрослые и должны отвечать за свои поступки с самого рождения». Обозреватель Чарльз Краутхаммер в рецензии на книгу Чарльза Мюррея «Что значит быть либертарианцем» отмечает: до появления этого труда либертарианцы воспринимали человечество как «расу крайних индивидуалистов, каждый из которых живет в собственной хижине на вершине горы, окруженной колючей проволокой и надписями „вход воспре- щен“». Странно, что он еще не добавил для ясности «вооруженных до зубов индивидуалистов».
Конечно, на самом деле в «индивидуалистическую раздробленность», которую так любят высмеивать препода-ватели и эксперты, никто не верит. Очевидно, что мы сосуще-ствуем друг с другом и работаем в составе групп. Как может такой утрированный индивидуалист существовать в совре-менном обществе — загадка: означает ли это, что мы должны есть только то, что сами вырастим, ходить в домотканой одежде, жить в домах, построенных собственными руками, и принимать лишь естественные снадобья, извлекаемые из целебных растений? Некоторым критикам капитализма и сторонникам «возврата к природе», например Унабомберу или Элу Гору — если он всерьез убежден в том, что писал в своей книге «Земля на чаше весов»,—такая идея может даже понравиться. Но подавляющее большинство либертарианцев уж точно не захотят жить на необитаемом острове, отказавшись от благ «большого общества», как выражался Адам Смит, то есть сложного и продуктивного общества, основанного на социальном взаимодействии. Таким образом, разумно мыслящим журналистам стоило бы сделать паузу, перечитать только что напечатанное и сказать себе: «Тут я, похоже, исказил их позицию. Нужно еще раз прочесть то, что писали мыслители-либертарианцы».
В наше время это клише—насчет изоляции и раздроб-ленности — наносит большой ущерб делу сторонников рынка. Нам необходимо четко заявить: мы согласны с тезисом Джорджа Сороса о том, что «сотрудничество — столь же важ-ный элемент системы, как и конкуренция». Более того, мы считаем сотрудничество настолько необходимым для благо-состояния людей, что стремимся не только говорить об этом, но и создать общественные институты, обеспечивающие такое сотрудничество.
Именно этому призваны служить права собственности, ограничение полномочий государства и вер-ховенство закона.
В свободном обществе индивиды пользуются естест-венными, неотъемлемыми правами и должны выполнять общее для всех обязательство—уважать права других. Другие наши обязательства мы выбираем сами, заключая контракты. Не случайно для общества, в основе которого лежат права на жизнь, свободу и собственность, характерны также социальный мир и материальное благополучие. Как продемонстрировали Джон Локк, Давид Юм и другие основоположники философии классического либерализма, система прав необходима нам для обеспечения социального сотрудничества — без него люди не способны добиться многого. В «Трактате о человеческой природе» Юм перечислил основные условия, в которых приходится действовать людям: 1) наличие у нас личных интересов, 2) наше по необходимости небеспредельное великодушие по отношению к другим, и 3) недостаточность имеющихся ресурсов для удовлетворения наших потребностей. Из-за этих обстоятельств нам необходимо сотрудничать с другими и иметь справедливые правила — особенно в том, что касается собственности и обмена, — определяющие это сотрудничество. Эти правила устанавли-вают те, кто вправе принимать решения об использовании конкретного объекта собственности. В отсутствие четких прав собственности между людьми постоянно возникали бы конфликты по этому вопросу. Именно наше согласие с правами собственности позволяет выполнять сложные задачи социального сотрудничества и координации, с помощью ко-торых мы достигаем своих целей.
Было бы, конечно, прекрасно, если бы этого можно было добиться благодаря братской любви, без акцента на личные интересы и индивидуальные права, и многие оппоненты либерализма рисуют нам весьма привлекательную картину общества, построенного на всеобщей благожелательности. Но, как указывал Адам Смит, «в цивилизованном обществе он [человек] непрерывно нуждается в содействии и сотрудничестве множества людей», и при этом за всю жизнь он может лично подружиться лишь с очень немногими из тех, чье сотрудничество ему необходимо. Если бы сотрудничество полностью зависело от нашей взаимной благожелательности, мы были бы не в состоянии выполнять сколько-нибудь сложные задачи. Опора наличные интересы других людей в рамках системы четких прав собственности и свободного обмена — единственный способ организации сообщества, более масштабного, чем маленькая деревенька.
<< | >>
Источник: Палмер Т.Дж. Нравственность капитализма. То, о чем вы не услышите от преподавателей. 2012

Еще по теме Индивидуализм и сообщество:

  1. 4. Принцип методологического индивидуализма
  2. ЕВРОПЕЙСКИЕ СООБЩЕСТВА
  3. 5.1. «Информационное сообщество»
  4. ЕВРОПЕЙСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СООБЩЕСТВО (ЕЭС, ОБЩИЙ РЫНОК)
  5. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СООБЩЕСТВО
  6. Пример 15. Аналитическое сообщество: источник глобальной власти
  7. 6. МЕСТО РОССИИ В МИРОВОМ ХОЗЯЙСТВЕ И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ ИНТЕГРАЦИИ В МИРОВОЕ СООБЩЕСТВ
  8. ОБЩИЙ РЫНОК
  9. Тест
  10. Палмер Т.Дж. Нравственность капитализма. То, о чем вы не услышите от преподавателей, 2012
  11. УНИЯ
  12. ЕВРОПЕЙСКАЯ СИСТЕМА НАЦИОНАЛЬНОГО СЧЕТОВОДСТВА
  13. ЕВРОПЕЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛИ
  14. Динамика и география внешней торговли
  15. ЕВРОПЕЙСКАЯ ВАЛЮТНАЯ СИСТЕМА (ЕВС)