Ответы на вопросы из зала

*:
- Вопрос из зала: Господин Абалкин, какова сейчас Ваша политическая платформа? Поддерживаете ли Вы какую-либо партию? Как Вы думаете, на какую форму собственности надо опираться России, чтобы выйти из кризиса? Ваше отношение к ситуации в стране.
- Ни к какому политическому движению не принадлежу, ни в одну партию, ни в одно движение не вхожу.
Последние пять лет с политикой завязал окончательно16 .
На какую собственность должна ориентироваться Россия? Я думаю, что она должна освободиться от всяких идеологических догм в этом отношении, от попыток навязать какую-то однообразную модель. Идти путем естественного вызревания многоукладной экономики, укладов, взаимодополняющих друг друга и обеспечивающих наиболее эффективное решение назревших задач.
Ваше отношение к ситуации в стране?
- Страна все еще продолжает катиться в пропасть, никакой реальной финансовой стабилизации в стране не происходит. А некоторые внешние признаки стабилизации оплачиваются такой социальной ценой, которая не может быть оправдана. Я поясню, чтобы было понятно. Все говорят, что снизилась инфляция, но она не снизилась. За девять месяцев 1995 г. инфляция составила 205% к декабрю прошлого года. За девять месяцев прошлого года тоже 205% к декабрю предшествующего года. Спад производства несколько замедлился за счет топливно-энергетического комплекса, нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности, металлургии, работающих на экспорт. По остальным отраслям продолжается спад, инвестиции падают колоссально. Но не в этом дело. Дело в социальной цене. Почему-то об этом умалчивают. Вот это и есть внешняя финансовая стабилизация с помощью не жесткой, а жестокой политики. Произошло резкое ухудшение ситуации, часто со сменой знаков. Реальная зарплата за девять месяцев упала на 29%, к тому же и раньше она была невысока. Принципиально изменилось понятие бедности. Мы привыкли, что бедные - это люди, обремененные семьей, инвалиды, пенсионеры, многодетные семьи и т.д. Ситуация изменилась. Сегодня в разряд бедных попали работники, работающие люди. Так, по данным за июль (данные официальной статистики), работники сельского хозяйства, легкой промышленности, здравоохранения, образования, культуры получали зарплату (если получали ее) ниже прожиточного минимума. Работающий не мог прокормить сам себя. Работающий стал бедняком.
- Как работающий?
- Работающий - как работающий. Как работал, так и работает. Не госсектор, а работники отрасли. Официальная статистика не делит зарплату работников легкой промышленности, работающих на предприятиях в частном или государственном секторах. В легкой промышленности средняя зарплата составляет 260 тыс. руб. , а прожиточный минимум 200 тыс. рублей.
- Должна ли в условиях рыночной экономики каким-либо образом регулироваться зарплата? Как сейчас в Российской Федерации решается этот вопрос? Как в других странах?
- Заработная плата регулируется во всем мире, во всех странах, в том числе и с рыночной экономикой, различными способами. Классическим способом регулирования зарплаты являются тарифные соглашения как результат системы общественного согласия между предпринимателями, работниками и государством. Путем тарифных соглашений регулируется уровень зарплаты в любом секторе. Регулируется зарплата и через налоговую систему - систему прогрессивного налога. Регулируется она и через установление минимальной зарплаты, ниже которой ни предприниматель, ни государство платить не может. Вот способы регулирования. Минимальная зарплата, регулирование разрыва в оплате труда через прогрессивное налогообложение и регулирование уровня оплаты через межотраслевые отношения. Таков типичный набор регуляторов рыночной экономики.
- Как Вы считаете, правильно ли был проведен в России начальный этап приватизации? Каковы на Ваш взгляд перспективы ее завершения?
- Считаю, что замысел приватизации изначально был ошибочным, исходящим из примитивного понимания, что надо приватизировать все и как можно скорее. Критерием выступала не эффективность, а скорость . Приватизация на первом этапе, ваучерная приватизация, имеет два слоя, поэтому сложно вести дискуссию на эту тему. Первое, рассчитанное на публику: народ ограблен, надо вернуть народу его собственность. Мне пришлось не так давно читать П.А. Кропоткина, поскольку приближалась годовщина со дня его рождения. Эта идея Кропоткина - анархокоммунизм в чистом варианте. Разделить всю собственность между людьми, устранить государство от управления экономикой. Нам предложили подобный вариант народной приватизации - вернуть то, что было отобрано, и тогда все будем счастливы, на 10 тыс. руб., как вы понимаете. На деле это служило чисто идеологическим прикрытием для создания иных собственников, для передачи имущества в руки частных собственников в надежде, что они начнут работать эффективно. Ничего не получилось, работать эффективнее не стали. Собственность попала в руки не тех, кто способен ею эффективно управлять. Что касается второго этапа, денежной приватизации, то мы оказались в ловушке - в ловушке, связанной с применением жесткой финансовой политики. Надо отобрать деньги и обеспечить максимальное сжатие рублевой массы... Деньги в бюджете есть, но их просто не выплачивают. В первом полугодии бюджет по доходам выполнен на 45,7%, по расходам - на 32,2%. Просто не платят деньги, чтобы их не было, и чтобы по этой причине не росли цены. Это, во-первых. Во-вторых, резко повысили резервные требования к банкам, до таких размеров, что у банков денег не осталось. И, в-третьих, что еще больше ограничило рублевую массу, выпустили в оборот ценные государственные бумаги на очень выгодных условиях, более выгодных, чем предлагают банки. Эти ценные бумаги оттянули денежную массу в еще большей степени. А теперь говорят, будут проводить денежную приватизацию. Но денег нет. Нельзя же одновременно уменьшать денежную массу и проводить денежную приватизацию. Поэтому из 9 триллионов, что намечали получить в бюджет за год, собрали (по разным данным) от 500 миллиардов до триллиона рублей. Но триллион из девяти триллионов за девять месяцев, тоже мало. Это доказывает несовместимость этих процессов. Нельзя же бесконечно доить корову, когда молока уже не осталось.
- Уважаемый Леонид Иванович, что такое частная собственность?
Я пытался уже сказать об этом. Если мой ответ вас не удовлетворил, значит я не сумел достаточно четко объяснить. Не хочу сейчас вдаваться в подробное объяснение, что такое частная собственность на средства производства и предметы потребления. Собственность каждого располагающего домом, квартирой, соответствующей обстановкой, доходами, чтобы дать детям образование, а себе обеспечить комфортабельный отдых в стране или за рубежом, - все это частная собственность, формирующая средний класс и обеспечивающая социальную стабильность в обществе. Формирование частной собственности в этих формах - есть магистральная тенденция мирового развития. К этому идет весь мир, и мы неизбежно будем двигаться в этом направлении - повторяю - автомобиль, дача, квартира, возможность получения образования, комфортабельный отдых, рациональное лечение. Тенденция к тому, чтобы такой собственностью обладала большая часть населения, чтобы стабильный средний класс все более расширялся - это нормальная естественная тенденция.
- А данные участки?
- Я еще раз скажу вам о правах собственности. Я имею дачный участок на протяжении десятков лет. Никаких неудобств от того, что он не называется частной собственностью я, как и никто из моих друзей, не испытывал. Ни когда я покупал дачу, ни тогда, когда соберусь ее продать. Никому это не мешало.
- А как же известный случай с будьдозерами?
- Видите ли, дачи у нас отбирались в разных обстоятельствах: государственные дачи «врагов народа» национализировались, сносились будьдозерами. Если даже в России будет провозглашена частная собственность, ни будьдозеры не остановятся, ни Россия не развалится. Как вы знаете слова, сказанные не мной: «Несовершенство российских законов перекрывается их массовым невыполнением». Это было по всей России, всегда. Н.А. Бердяев, которого я уважаю, сказал, что Россия всегда жила не по законам Римского права, а по решению схода. Соберут сход и пригласят будьдозер. Разве не знаете, как это делается?
- Ответьте, если говорить о прямой связи между формой собственности и эффективностью хозяйства, решение о всеобщей приватизации объектов народного хозяйства в нашей стране, ошибочно? Да или нет? Как изменить ситуацию практически?
- В свете отсутствия прямой связи формы собственности с эффективностью хозяйствования, решение о всеобщей приватизации является, конечно, неверным, противоречит мировым тенденциям и перспективам России. А вот как изменить ситуацию практически, это - тонкий и сложный вопрос. Здесь очень опасно рубить с плеча. Я напомню об эффекте разбитой чашки. После того, как вы разбили чашку, поздно хвататься за голову и сожалеть об этом. Вопрос требует очень деликатного решения, разумного, осторожного. Возможны разные решения. Иногда спрашивают о новой национализации. Надо различать антизаконные методы и законные решения. Могут быть использованы решения высшей судебной инстанции по опротестованию проведенной приватизации, возбуждено уголовное дело, как в цивилизованных странах, за получение взяток - например, против генерального секретаря НАТО . Если была спекуляция, это будет доказано. Соответственно надо найти механизм возможной компенсации при потерях. Здесь не может быть однозначного решения.
- В нашей стране много институтов, занимающихся экономикой. Почему нельзя дать точных рекомендаций по выходу народного хозяйства из кризиса. Почему проходят годы (1985-1995), а решения - нет?
- Должен согласиться, в нашей стране много экономических институтов, разные экономические школы. Очень было бы опасно, мне в том числе, претендовать на обладание истиной в последней инстанции, утверждать, что только наш институт и никто другой способен дать научные рекомендации. Я думаю, что в последнее время в значительной мере это связано с тем, что проводимая в России политика все более ориентируется на чисто идеологические установки и цели, проводится вне связи с выводами и рекомендациями науки. Если потребуется, я могу это расшифровать.
- Каковы, на Ваш взгляд, соотношения форм собственности в банковской сфере России на настоящем этапе и каковы эти тенденции в условиях рыночной экономики?
- Тут нет большой проблемы. Государственные банки, я всегда об этом говорил, это один Центральный банк, возможно, Сбербанк, учитывая его особый статус. Дело в том, что акционирование или приватизация такого банка, не вполне корректна. Вкладчики Сбербанка отдавали свои сбережения под гарантии государства, и вы не вправе без его согласия (хотя он и не акционер, а простой вкладчик) изменить форму, гарантирующую его сбережения. Он доверил деньги государству, и без его согласия вы не можете менять эту форму. Вы можете предложить подумать об изменении статуса банка и при согласии вкладчиков переписать доверенность на новый банк. Если не согласны, забирайте деньги! Сбербанк имеет особый статус во многих странах. Все остальные банки - коммерческие. Они могут иметь разную форму собственности: акционерную, кооперативную или муниципальную, должны отражать многообразие форм собственности, имеющихся в стране. Во многих государствах существуют крестьянские банки, типа касс взаимопомощи, которые очень хорошо зарекомендовали себя и в дореволюционной России. Далее, существуют банки ипотечные, инвестиционные и др. Таким образом, в банковской сфере существует множество форм собственности. Причем действительно государственным является лишь Центральный банк. Весь мир прошел этот путь. Повторяю особый статус имеет только Сберегательный банк, банк как учреждение, а собственниками являются вкладчики. И если государственные предприятия или учреждения (например, государственная библиотека, бывшая библиотека им. Ленина) имеет свой счет в коммерческом частном банке, то собственником вклада или депозита является государственная библиотека, а не банк. Банк является собственником только в смысле своего уставного капитала. У нас в России были национализированы банки. Национализация как эксперимент проводилась во Франции, можно привести и другие примеры национализации банков. Национализировались учреждения, но вклад каждого оставался его собственностью. Банки должны быть независимыми, конкурентными. Критерий эффективности не всегда однозначен, но надо принимать правильные решения.
- Поэтому хотелось бы услышать, каковы эти решения при определении путей выхода из кризиса? Население страны уменьшается, куда - дальше?
- Я сознательно не нагнетал страсти и эмоции во время своего выступления, характеризуя ситуацию в российской экономике, в частности демографическую. Она катастрофически ухудшается, в стране идет разрушение отечественного генофонда. Это и депопуляция населения, сокращение численности населения России на миллион человек, если не брать эмиграцию, которая немного уменьшает сокращение численности, а без внешних притоков - на миллион в год за счет резкого повышения детской заболеваемости, количества рождающихся неполноценными детей, повышения смертности. Назову вам только две официальные цифры, способные потрясти. При сложившейся демографической ситуации из юношей, которым исполнилось шестнадцать лет, половина не доживет до шестидесятилетнего возраста. Вот что такое демографическая ситуация и ее тенденция. А продолжительность жизни в России сократилась за последние четыре года на пять лет. Такого в мирное время история не знала: 69,2 - средняя продолжительность жизни в 1990 г., и 64,2 - в 1994 году.
- Каковы критерии выхода страны из кризиса?
- Нет однозначного критерия при решении общей задачи, задачи как таковой. Как только вы имеете дело не с однозначной задачей, вы задаетесь неким критерием. Возьмем самый простой пример: объем валового внутреннего продукта. Повышение или снижение его темпов роста зависит от многих факторов, в том числе экологического, который выступает в качестве ограничителя, при решении задачи. Важное значение имеет при этом повышение производительности труда, но не допускаются выбросы, нарушающие экологические нормативы и разрушающие среду. Это ограничительный барьер. Как хочешь повышай производительность труда, но учитывай существующие ограничения. Что касается социальных проблем, то вопрос решается введением социальных индикаторов.
В настоящее время эта тема разрабатывается экономическими институтами, в том числе и нашим. Сделано ряд предложений о введении социальных индикаторов. Их пороговое значение характеризуется рядом величин, например численностью безработных, величиной минимального прожиточного минимума, количеством людей, живущих ниже черты бедности, уровнем заболеваемости населения и т.д. Введение социальных индикаторов и придание им определенного законодательного статуса позволит определить, каким должен быть бюджетный дефицит объективно, а не криком или голосованием депутатов Думы. Если эти индикаторы оговорены, то уровень безработицы не должен превышать некой величины.
Если по предложениям депутатов, мы выходим за эти пределы, то они не принимаются, будь то приватизация, утверждение бюджета, сдача предприятия в аренду зарубежной компании и т.д. Это модель решения задачи.
- Деньги, вложенные абитуриентами в кассу, - чья собственность? Почему зарплата главного бухгалтера - шесть миллионов, старшего преподавателя - сто тысяч рублей, то есть это вопрос справедливости распределения.
- Если учебное заведение является частным, и вы заплатили деньги за обучение, они становятся собственностью частного учебного заведения, а его администрация (или коллектив) сама определяет порядок распределения зарплаты директору, председателю компании, главному бухгалтеру, членам правления, наемному работнику этой компании. Может быть и государственный вариант платного обучения, о котором сейчас многие забыли, а молодежь и не знала. Я платил за обучение в средней школе с восьмого по десятый класс и на первом курсе института. Это было в Советском Союзе при Сталине с 1946 по 1950 год. И вообще наиболее жесткая монетаристская политика проводилась в Советском Союзе именно в то время. Что, казалось бы, проще правительству или политбюро принять решение о введении бесплатного образования в стране? Тогда мои деньги за учебу становились собственностью государства.
Кто держал деньги в сберкассе при их обмене 15 января 1947 г. знает, что их обменивали один к одному до трех тысяч рублей, а наличные - один к десяти . Это была финансовая идеология: личные доходы граждан, отданные в распоряжение государства, не могут пропасть или обесцениться. И вера в государство была очень сильна...
В государственном вузе трудно сказать, что включается в плату за обучение, и почему возникают эти проблемы, что же касается главного бухгалтера, преподавателя и ректора вуза, то им, как и в академических институтах, выплачивают зарплату по 18-ти разрядной шкале бюджетных доходов. Главному бухгалтеру можно установить 100% надбавку к основному окладу, надбавку за сумму заключенных договоров и т.д. Мне трудно сказать, проникла ли мафия в государственные вузы. Беда в значительной степени состоит в том, что государство перестало их финансировать и они пытаются выживать любой ценой. Важно спасти профессуру, спасти престиж, не дать развалиться научным школам. Задолженность государства перед своими бюджетниками 15 триллионов рублей.
Доцент не может получать сто тысяч рублей, он имеет пятнадцатый или шестнадцатый разряд, до последнего повышения он получал 238 тысяч. Это официально по тарифному разряду. С 1 октября его оклад повышен в 1,5, точнее в 1,54 раза. Повышен указом Президента, но Минфин денег не дал. И доцент, кандидат наук сегодня меньше 500 тысяч рублей получать не может. Главным бухгалтерам приходится платить - это дефицитная специальность. За три года у меня три главных бухгалтера ушли в коммерческие структуры, а я плачу им больше, чем заведующему отделом, доктору наук. Это не мафия. Мне нужно, чтобы в институте был порядок. Посадить на эту должность малоквалифицированного человека я не могу.
- Почему в России прожиточный минимум, минимальная зарплата, минимальная пенсия - разные вещи?
- Объяснить этого я не могу. У нас все разное. Минимальная зарплата - 55 тысяч рублей, а прожиточный минимум 330 тысяч рублей, то есть в шесть раз больше.
- Нынешнее руководство страны прислушивается к нашим экономистам?
- Наших ученых не слушает. Есть эксперты, которые говорят ласково и то, что хотят от них услышать.
- Ваше мнение о правовых нормах, регулирующих отношения собственности в гражданском кодексе?
- Надо дождаться, когда Дума примет вторую часть гражданского кодекса. В принципе это шаг вперед в нормализации и создании прочной правовой основы. Часто поиски идеального решения, занимающие многие годы, хуже принятия более или менее нормального кодекса, вводящего хозяйственную жизнь в правовые рамки. Бесконечное совершенствование - это не метод решения. Это тот случай, когда лучшее - враг хорошего. Нужно стабильное законодательство. Считаю, что это - шаг вперед.
- Какая форма собственности преобладает сейчас в Российской Федерации?
- Я думаю, что преобладающей формой остается государственная. Сообщения о размере приватизации - обман общественного мнения и, в основном, заигрывание с Западом, чтоб показать, насколько мы продвинулись вперед. К примеру, у вас в отрасли есть 20 предприятий: 1 гигант и 19 - мелких. Допустим, вы приватизировали 19 и говорите, что 95% всех предприятий уже приватизировано. А собственности у них с гулькин нос. Вы приватизировали все предприятия, но на каждом оставили контрольный пакет акций за государством и утверждаете: у нас в отрасли нет ни одного государственного предприятия, все они - акционерные общества. Стоит вам сменить вывеску и государственное считается негосударственным. Поэтому реальная статистика не отражает действительного процесса. Если взять все крупнейшие объекты - начиная с космических систем, электромагистралей, морского и речного флота, крупнейших заводов оборонного комплекса - и прикинуть стоимость основного капитала, то, думаю, здесь преобладающей остается собственность государства.
- Спасут ли Россию иностранные инвестиции?
Я думаю, что только с их помощью решить задачу нельзя. Россия должна спасти себя сама. Помощь может быть для нее дополнительным фактором. Он очень важен, причем здесь дело не в собственности. Поясню. Я убежденный сторонник привлечения в Россию иностранной собственности в виде реального капитала. Нам не нужны займы. Займ - это долг, за который расплачиваешься ты сам или твои дети. Причем проценты таковы, что перекрывают сумму первоначального долга, и ты ничего не имеешь: пропил, заткнул рот тем, кто шумит, и ничего не осталось. А вот собственность, пожалуйста. Приходи, строй завод, завози оборудование, создавай места для российских рабочих, повышай их квалификацию, передавай свой опыт организации производства, поставляй свою продукцию, хочешь на внутренний рынок, хочешь на экспорт. От этого будет расти национальный продукт России. Главное, плати налоги как все, что будет увеличивать бюджет России, помощь бедным пенсионерам, студентам и т.д. в форме производительного капитала. Пусть будет собственность, и надо отрешиться от всякой идеологии: чем этот иностранный собственник хуже Мавроди или Тарасова?
- Что происходит с предприятиями Военно-промышленного комплекса (ВПК)?
- В стране было 11 машиностроительных министерств, 7 из них принадлежало к ВПК, например Минавиапром, Минрадиопром. Все, что производится для самолетов - двигатели, шасси и проч. или телевизоры, радиоприемники бытовые, - ВПК. Так считала наша статистика. Посмотрим, что же такое ВПК. Конструкторские бюро, которые ведут разработки современных видов вооружения и находятся на особом режиме. Значит, надо разделять предприятия собственно ВПК, не подлежащие приватизации, и предприятия, которые можно приватизировать в различных других формах. Поэтому, это - чистая демагогия: ВПК или не ВПК. Вопрос необходимо решать конкретно. Если предприятие принадлежит ВПК в чистом виде, то приватизировать его нельзя.
- Каково Ваше отношение к Явлинскому? Его перспективы на выборах в Думу при условии их проведения?
- Григорий Алексеевич - опытный человек. Он не пропадет. Явлинский был студентом, когда я преподавал, слушал мои лекции, но это не прямое ученичество. Явлинский - своеобразный человек, талантливый, хитрый, такой, какой есть...
- Как практически изменить ситуацию в России?
- Читайте Абалкина .
- В любой научной теории должен быть стержень, база. Каковы Ваши принципы?
- Принцип как некий постулат кажется мне не совсем подходящим термином. Я бы сказал, опираясь на свой жизненный опыт, что это - максимально непредвзятое, максимально честное исследование логики жизни, отказ от любых оценочных мнений и суждений под влиянием факторов, стоящих за пределами научной истины и умение не закосневать в своих выводах, а продолжать учиться у жизни, потому что все находится в процессе совершенствования. И важно приучить самого себя: самое интересное я еще не додумал и не сказал.
- Почему при профессиональной неподготовленности гражданского общества к формированию разнообразных форм собственности местные органы власти проводят стимулирующее кредитование новоявленных фирм и компаний без учета профессиональных возможностей новичков?
- Вы задаете вопрос, почему у нас действуют не по разумной логике, и беспорядочно? Потому что ставятся другие цели.
- А разве Вы сами не дали свободу предприятиям? Говорили о самодоходности.
Я думаю, что это был прогрессивный шаг. Свобода предприятий, которую они получили по закону, принятому и вступившему в силу в 1988 г. , стала важным шагом, без которого никакое последующие движение к рынку было бы невозможно. Я уже писал о том, как надо было идти к рынку. Прочтете и узнаете, к какому я хотел прийти рынку и как хотел решить этот вопрос: в какие сроки, через какие этапы. Мы, с Николаем Ивановичем Рыжковым, называли этот рынок социально ориентированным, а нас - консерваторами и ретроградами. Наши ориентиры были четко обозначены. Это только сейчас все кажется простым. В 1987 г. советское общество, коммунистическая партия не были готовы переходить к рынку. Слово рынок для большинства населения означало то же, что дразнящая красная тряпка для быка. В 1989 г. проводилась научная конференция в Колонном зале Дома Союзов, и я выступал с докладом . Вокруг ходили толпы манифестантов и кричали: «Долой рыночников!» У меня сохранились все материалы той конференции, где решались вопросы о цивилизованном, современном, регулируемом, социально ориентированном рынке. Нет ни одной страны в мире с высокоэффективной экономикой, в которой не было бы рынка. Надо подготовиться, научиться самостоятельности, отказаться от политики, когда за тебя все решает министр, надо перейти к новым принципам. Это и позволял упомянутый закон. Одно дело министерство утверждает уровень прибыли, совсем другое - предприятие. Мы, например, устанавливаем по закону налог предприятию в 30, 40 или 60%, не важно. Цифра одинакова для всех. Не чиновник решает этот вопрос, а закон. Часть прибыли отдай бюджету, а остальным распоряжайся сам.
- Ну и как распорядились?
- Люди почувствовали дух свободы. Начали приучаться к самостоятельной жизни. Конечно, всем было нелегко, сразу из бывшего директора предприятия знатока рынка не рождается. Да, дали свободу предприятиям и трудовым коллективам: директора можно избирать, можно не избирать. Предприятия стали перечислять прибыль в фонд зарплаты. Мы проанализировали эту тенденцию, оказалось, что директор, что рабочий - никто хозяином себя не чувствует, и тот и другой - оба ведут себя как наемные работники - не хозяин и не собственник, даже частично. Таким образом, стало понятно, надо сделать еще шаг и наделить их некими правами собственности, создать заинтересованность, чтобы человек накапливал средства и вкладывал их в техническое совершенствование завода. Он должен знать, что завтра ему возвратится сторицей, никуда вложения не денутся, это останется его собственностью. Так нащупывались первые подходы к решению этой проблемы. Я описал, как подходили к осознанию того, что с помощью чисто внешних изменений хозяйственных форм, механизмов распределения прибыли без формирования реального чувства хозяина, собственника, дело с места не сдвинется. Пусть это будет коллектив, группа руководителей, может быть, один руководитель, - не потому что люди недисциплинированные, а потому, что такова психология наемного работника. Была и остается. Что касается снижения производительности труда и снижения темпов роста производства: первый спад производства зафиксировали в 1990 г., когда работало правительство Н.И. Рыжкова. Я тоже был в его составе. Вместе с тем не всякий спад - однозначен. В 1990 г. спад был намеренный, сознательный, как момент начала структурной перестройки экономики. При общем падении производства в 2%, производство потребительских товаров выросло на 4%. (Это был последний год, когда производство потребительских товаров росло в абсолютном выражении. Позднее оно только падало). С помощью сознательного структурного маневра по сдерживанию производства в топливно-сырьевых отраслях, реальной конверсии, в частности за счет сокращения производства военной техники удалось перегруппировать ресурсы и получить неплохой показатель прироста отечественных товаров народного потребления. Этот результат мы получили в процессе обучения. Мы не боги, которые знали весь путь от начала до конца...
- Какова причина провала реформы Гайдара?
- Провал был запрограммирован ошибками в выборе стратегии, основанной на сугубо монетаристских методах, шоковой терапии, для которой в России не было объективных условий и которая была обречена на неудачу, кто бы ее ни проводил - Гайдар, Джефри Сакс или любой другой. О Гайдаре я говорил неоднократно, он знает мои личные оценки его деятельности. Если мы признаем провал, то должны назвать причины. И они состоят не в стечении случайных обстоятельств и не в частных просчетах, когда курс не меняется на протяжении уже четырех лет и развал все усугубляется. Ни одна из поставленных целей не достигнута (ни в области борьбы с инфляцией, ни в стабилизации производства). Ни один прогноз не подтвердился. Когда Гайдар объявлял, что цены в 1992 г. после либерализации вырастут в 1,5-2 раза, а они выросли в 26 раз, то, простите, это не просчет, это принципиально ошибочная оценка ситуации. Гайдар говорил потом, если бы правительство сразу объявило, что цены вырастут в 26 раз, то его бы отправили в отставку и не дали провести реформы. Но тогда Гайдар должен выбрать одно из двух: либо он просчитался как профессиональный экономист, либо - в политике - обманул народ. Пусть он выбирает. Он и сейчас говорит: «Да, мы знали и предполагали, но тогда бы народ за нами не пошел». И вот поэтому «баранов» затащили таким хитрым способом. Имеет ли это отношение к демократии или нет, пусть Гайдар выбирает.
- Что Вы можете сказать о капитализме в бывших социалистических странах?
- Я не видел капитализма ни здесь, ни в других странах. Дело в том, что понятия, которыми определялись особенности той или иной формации, устарели. Деление стран на капиталистические и социалистические, осталось за бортом истории, не более, чем воспоминанием о прошлом. Доминирующую роль в определении статуса страны, типа ее общественного устройства играет постепенный переход ее, шаг за шагом, к многоукладной экономике.
- Почему в РФ - одной из 15 бывших советских республик - самая низкая производительность труда?
- Это не подтверждается никакими данными.
- Леонтьев заявил в Японии, что России для перехода к рынку потребуется 70 лет. А как Вы думаете?
- Для того чтобы завершить переход к нормальной, современной, эффективной, социально ориентированной экономике требуется как минимум время, измеряемое жизнью одного поколения. Прошедшие десять лет не в счет. Это моя точка зрения.
<< | >>
Источник: Л.И. Абалкин. Логика экономического роста. 2001
Вы также можете найти интересующую информацию в электронной библиотеке Sci.House. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Ответы на вопросы из зала:

  1. ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ
  2. Выберите вопросы с ответом «да»
  3. С.А.Бартенев. История экономических учений в вопросах и ответах, 1998
  4. Вопрос 35 Предприятия агропромышленного комплекса ответ
  5. Коллектив авторов. Билеты - 225 ответов на вопросы экзамена по Истории экономики, 2011
  6. Если студенты не могут ответить Предисловие для преподавателя на предлагаемые вопросы, они
  7. В статье в «Journal of Economic History» экономист и историк Дженнифер Робэк попыталась ответить на эти вопросы. Она
  8. ТРЕЙДЕР ТОРГОВОГО ЗАЛА
  9. КОМИТЕТ ПО ПРОЦЕДУРАМ ТОРГОВОГО ЗАЛА
  10. Ответы к тестам
  11. Ответы к заданиям
  12. 2. Найдите верный ответ
  13. Ответы на задания
  14. ОТВЕТЫ НА ТЕСТЫ И ЗАДАЧИ